Стратегия 2030: шансы на то, что увеличение объемов производств будет значительно превышать даже оптимистичный прогноз Стратегии, весьма существенны

Фото: proderevo.net

Стратегия 2030: шансы на то, что увеличение объемов производств будет значительно превышать даже оптимистичный прогноз Стратегии, весьма существенны

Источник: ПроДерево

Прошло чуть более месяца с момента подписания Стратегии развития лесного комплекса Российской Федерации до 2030 года – документа так долго ожидаемого в отрасли, но вызывающего много вопросов еще на стадии разработки; документа, по которому будет жить отрасль в ближайшие годы и обсуждения и споры вокруг которого не утихают и после утверждения.

На сегодняшний день Стратегия является главным документом стратегического планирования, которым определяются цели и задачи, способы их достижения, приоритеты, этапы реализации государственной политики в области развития лесного комплекса России. Напомним, в официальной заметке на сайте Правительства Российской Федерации по случаю подписания Дмитрием Медведевым документа уточняется, что Стратегия направлена на повышение долгосрочной конкурентоспособности лесной промышленности, увеличение вклада лесного комплекса в социально-экономическое развитие страны, эффективное использование, охрану, защиту и воспроизводство лесов за счёт достижения устойчивого лесоуправления.

Основные направления Стратегии – развитие ориентированного на экспорт производства целлюлозы, рост выпуска тарного картона и санитарно-гигиенических изделий для внутреннего рынка, развитие ориентированного в равной степени на внутренний рынок и на экспорт производства пиломатериалов, фанерно-плитных производств, мебели, деревянного домостроения.

К 2030 году планируется существенно увеличить вклад лесного комплекса в экономику страны. Ожидается прирост добавленной стоимости, создаваемой предприятиями отрасли, в размере до 676 млрд рублей; увеличение вклада лесного комплекса в валовый внутренний продукт с 0,5% до 1%; увеличение налоговых поступлений в бюджеты всех уровней с 91 до 189 млрд рублей.

Более 100 страниц характеристик, оценок, ожиданий, планов и положений. Стратегия инициирована и подготовлена Министерством промышленности и торговли Российской Федерации при участии в том числе лесного бизнеса и, наконец-то, утверждена Правительством. Она задает направление, в котором будет двигаться отрасль в ближайшие годы.

- Документ разрабатывался с конца 2016 года, был ожидаем в отраслевом сообществе, которое принимало непосредственное участие в работе над проектом Стратегии, - комментирует Руководитель дирекции по связям с государственными органами власти Segezha Group Николай Иванов. - Часть инициатив, заложенных в идеологию документа, в частности субсидирование логистических затрат, иные меры поддержки лесопромышленников уже действуют. На наш взгляд, сегодня необходимо работать над планом мероприятий по реализации Стратегии, основные направления уже определены. Необходимо учесть, что уже реализовано, что предстоит сделать. В части лесоустройства мы поддерживаем передачу этого важнейшего элемента обеспечения организации использования лесов на федеральный уровень, как и многие другие полномочия, сегодня переданные на уровень регионов.

Тем не менее, отдельные положения Стратегии и цифры, которые приводятся разработчиками в документе, по-прежнему вызывают вопросы. Прокомментировать эти положения и цифры, а также ситуацию в отечественном ЛПК и перспективы его развития мы попросили генеральный директора Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России Тимура Иртуганова.

- Мое мнение следующее: любая Стратегия лучше, чем полное отсутствие подобного документа, - считает г-н Иртуганов. -  Она может послужить базой для выработки новых инструментов господдержки для отрасли. Безусловно, Стратегия упрощает процедуры принятия отраслевых документов – в ее отсутствие это чревато большими сложностями. Сейчас в рамках документа прорабатывается дорожная карта на ближайшие несколько лет по реализации принятой Стратегии. В рамки этой дорожной карты вписываются вполне конкретные действенные меры, обсуждаются шаги и актуальные вопросы, которые в краткосрочном периоде станут определяющими для развития ЛПК. Да, Стратегию можно критиковать. Например, по мебельной, фанерной и плитной отраслям вполне конкретные вопросы вызывают величины, от которых отталкивались разработчики документа. Достаточно посмотреть приложение к Стратегии – откуда взята цифра объема мебельного производства в Российской Федерации за 2016 год?  Для понимания ситуации: по данным Росстата весь объем производства мебели в России в 2017 году составил 152 млд рублей, Российский экспортный центр этот объем оценивает в 220 млд рублей. Это как раз те погрешности, которые находятся в некой серой и черной зоне и не учитываются Росстатом. А разработчики Стратегии указывают 97 млд рублей! По какой формуле рассчитывались приведённые в документе данные? Просто, чтобы понимать – это прогноз развития отрасли, прогноз развития для мебельного бизнеса? То же самое касается древесных плит и фанеры. По всем этим трем направлениям отличие инерционного варианта (самого пессимистичного) от стратегического (самого оптимистичного) весьма несущественно. Получается, что даже при всех усилиях, даже при благоприятно складывающейся макроэкономической ситуации, при реализуемых инструментах господдержки, разница в развитии отраслей за следующие 12 лет составляет всего порядка 15%! На наш взгляд, это неприемлемо мало. Тогда ради чего собственно было разрабатывать подобный документ? У нас есть опыт строительства за последние 12 лет большого количества фанерных и плитных предприятий, что дало прорывное прибавление к объемам производства этих видов лесобумажной продукции, и мы все понимаем, что потенциал даже этих только что построенных или перевооруженных производств используются далеко не на 100%. При условиях сырьевого обеспечения, при условии помощи государства в выходе на новые экспортные рынки и внятных инструментах этой помощи и поддержки, шансы на то, что увеличение объемов производств будет значительно превышать даже оптимистичный прогноз Стратегии, весьма существенны. Хочется надеяться, что этому будет способствовать как раз внятная и грамотная дорожная карта по реализации документа. И разработчики через 12 лет укажут на то, с какими опережающими темпами мы все финишируем в 2030 году. Но вновь повторю – такая Стратегия лучше, чем отсутствие подобного документа, потому что может послужить базовой платформой для введения новых инструментов поддержки, для рассмотрения наиболее эффективных мер поддержки и самое главное - для обсуждения актуальных проблем и вопросов лесопромышленных предприятий, а их сейчас очень много. На платформе реализации Стратегии, мы как раз и можем обсуждать эти проблемы и вопросы. И для этого сейчас очень важно межведомственное взаимодействие - с участием Министерства промышленности и торговли РФ и Министерства природных ресурсов и экологии РФ. Мы, как профильная ассоциация, со своей стороны будем прикладывать к этому максимальные усилия.

- В стратегии отдельное внимание уделяется вопросам экспорта. Более того, сейчас разрабатывается национальный проект по развитию экспорта. Деревообрабатывающие предприятия будут входить в этот нацпроект? И есть ли какая-то информация по поводу того, что туда попадет?

- Весь лесопромышленный сектор будет входить в национальный проект по развитию экспорта. Он там учтен, более того, относится к одной из тех приоритетных отраслей, которые будут продвигаться и которым будет оказываться содействие в развитии. Сейчас в нашей стране объемы экспорта лесобумажной продукции чуть больше 7% в общем объеме экспорта несырьевых видов товаров. Естественно, это мало. Потенциал отрасли гораздо выше.

- За счет чего все-таки может быть достигнут опережающий рост отечественного производства, увеличение экспорта, если по прогнозам рост ВВП всего в год будет 0,5%?

- Как я уже говорил, за счет увеличения объема поддержки, потому что инструменты, которые государство сейчас предлагает через Российский экспортный центр, весьма действенны и эффективны. Предприятия отрасли ими пользуются вполне грамотно. Поэтому речь скорее надо вести о постоянном и планомерном увеличении этой господдержки. Отрасль отзывается на это и дает экономический эффект – по увеличению объёмов продажи на экспорт, по увеличению объемов производства. И еще одной действенной мерой, я, конечно, считаю обеспечение сырьевой базой предприятий, занимающихся глубокой переработкой древесины.  

- Что необходимо для обеспечения сырьем предприятий, занимающихся глубокой переработкой древесины, какие сложности Вы видите в этой связи?

- К слову, не так давно мы выяснили вместе с коллегами из Минпромторга и Рослесхоза, что в стране в принципе отсутствует описательная часть термина глубокая переработка в отношении древесины. Значит, надо его ввести. Допустим, есть перечень высокотехнологичной продукции, поддерживаемой как раз при экспорте. Почему бы не взять за основу ту продукцию, которая включена в этот перечень, добавив туда некоторые виды товаров именно лесной отрасли? Именно эти предприятия должны пользоваться приоритетным правом оформления лесных участков в аренду, должны иметь стимулирующие коэффициенты по оплате лесных ресурсов государству. И разумеется, с учетом того, что не будем забывать о социальной значимости этих проектов. Это новые рабочие места зачастую в труднодоступных регионах, где другой работы просто нет для населения. Это и развитие инфраструктуры, потому что производство сопряжено со строительством коммуникаций и дорог. И это, конечно, налоговые поступления от всех видов деятельности подобных предприятий, которые, как правило, являются крупными объектами промышленности. Поддержка государства и заключается в создании подобной инфраструктуры, и в первую очередь в строительстве лесных дорог. Мы не будем забывать, что в настоящее время у нас осваивается чуть больше трети расчетной лесосеки, потенциал развития отрасли в первую очередь лежит именно здесь. В Стратегии, к сожалению, этот момент практически не отражен. Речь идет об освоении в ближайшие года экономически доступной лесосеки, которая в большинстве субъектов Российской Федерации уже используется практически целиком. При этом не будем забывать, что как раз крупные производители заинтересованы в получении больших объемов лесных участков, и зачастую часть из этих объемов находится очень далеко. Получается огромное плечо поставки без необходимой инфраструктуры. На предприятие в таком случае ложится огромное обременение еще по строительству лесных дорог и возможности заготовки древесины на этих участках.

- Последнее время ходят слухи, что в целях обеспечения сырьем отечественных переработчиков и стимулирования деревообработки внутри страны, к 2020 году планируется ограничить экспорт необработанной древесные. Якобы такая инициатива в Госдуме гуляет или даже уже рассматривается...

- Действительно, такие инициативы уже есть. И некоторое из них выглядят чистой воды популизмом. Реальным же является предложение увеличить вывозные пошлины на круглого леса на 80% к 2021 году. Но взять и запретить любой экспорт необработанной древесины?.. Наверное, прямо сейчас мы об этом не можем говорить. Вводить квотирование в некоторых случаях необходимо, как это и произошло с введением квот на экспорт фанерного кряжа (подробнее о постановлении в отдельном материале «Введены квоты на вывоз березового фанкряжа», комментарии и прогнозы участников отрасли – «Фанкряж останется в России: возможные последствия и перспективы введение квот на экспорт» - прим. «ПроДерево»). Эта мера принята Правительством, чтобы наши предприятия-деревообработчики не оставались без сырья. В любом случае все подобные идеи требуют глубокой проработки и учета массы факторов – от географической расположенности региона до наличия на его территории объектов по переработке. Ведь если говорить про географию, по-прежнему, значительная часть - практически две трети - перерабатывающих мощностей находится в европейской части Российской Федерации, а при этом основные запасы леса наоборот – это Сибирь и Дальний Восток. Если запретить экспортировать 100% необработанную древесину или древесину незначительной степени переработки, то можно будет говорить о коллапсе отдельных отраслей в этих регионах. Про социальные проблемы, которые будут этим вызваны, даже говорить не буду. И, мне кажется, запрет экспорта станет серьезным ударом в том числе по бюджетам этих регионов. Повторюсь, возможно, в отдельных случаях имеет смысл ограничивать вывоз леса заграницу, но все это требует глубокой проработки. И, надеюсь, все подобные решения будут приниматься в рамках и на платформе утвержденной Стратегии развития лесного комплекса РФ до 2030 года. Именно для этого она создана.

Большая роль в принятой Стратегии отводится деревянному домостроению. Размышление о принятом документе и развитии деревянного домостроения в России смотрите в видеоинтервью с генеральным директором Ассоциации деревянного домостроения России Олегом Панитковым и другими экспертами отрасли.

Реклама

Возможно, вам это будет интересно