Почему мораторий на закупки иностранной мебели для госучреждений не работает?

Фото: pixabay.com

Почему мораторий на закупки иностранной мебели для госучреждений не работает?

Источник: cre.ru

Вступивший в силу в декабре 2017 г., двухгодичный мораторий на госзакупки мебели иностранного производства пока не оправдывает надежд российских мебельщиков.

Если государственные учреждения действительно целиком переориентировались на продукцию отечественных производителей, то крупные компании с госучастием, естественные монополии, регулирующие организации и унитарные предприятия, наоборот, почти в 4 раза нарастили объемы валютных контрактов. Объем импорта увеличивается, а мебельные предприятия России наращивают производство медленнее, чем планировалось.

По данным Федеральной таможенной службы, в январе-октябре 2018 г. импорт мебели в Россию вырос по сравнению с аналогичным периодом 2017 г. на 15,9 % до 1,57 млрд дол. По предварительным прогнозам, к концу года этот показатель увеличится до 1,8–1,9 млрд дол., или 130 млрд руб. При этом объем российского производства мебели растет медленно: на 3%, до 370 млрд руб. (6,4 млрд дол.) в 2017 г. и, по предварительным оценкам, на 5 %, до 388 млрд руб. (5,6 млрд дол.) в 2018 г. Своего пика импортная продукция достигла в 2014 г. с 56,6 % рынка, затем девальвация рубля привела к снижению до 48% к концу 2017 г. В Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России (АМДПР) считают, что при сохранении текущей динамики уже через 2 года импорт может вернуться в прежнем объеме.

Мебельная отрасль по-прежнему нуждается в действенных механизмах поддержки со стороны государства. Одним из них стало постановление № 1072 от 5 сентября 2017 г., запрещающее государственным учреждениям закупать мебель иностранного производства. Президент Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России Александр Шестаков отмечает: «Мы считаем, что инициатива Правительства РФ стала очень своевременной и помогла российским мебельщикам укрепить свои позиции на внутреннем рынке. Реальное действие запрета закупок иностранной мебели, безусловно, есть. Мы видим это как по статистическим данным, так и по результатам работы конкретных предприятий. Например, «Первая мебельная фабрика» за год действия запрета сумела нарастить объем госконтрактов до 500 млн руб. от общего портфеля заказов, однако мы столкнулись с новой проблемой. На практике закон работает наполовину: госучреждения проводят закупки в рамках 44-ФЗ: соответственно, запрет в действующей формулировке распространяется только на них. Между тем, как выяснилось, большая часть рынка госзакупок мебели не подпадает под его действие».

Действующее законодательство в настоящее время допускает возможность участия иностранных производителей и поставщиков в процедурах госзакупок, которые проводятся в соответствии с Федеральным законом 223-ФЗ. Этот закон регламентирует закупки организаций, в которых более 50% уставного капитала принадлежит государству, естественных монополий, регулирующих организаций и унитарных предприятий, признанных государственно важными. «Постановление № 1072 регламентирует закупки только госучреждений, оставляя возможность крупнейшим государственным заказчикам — компаниям с госучастием и естественным монополиям — закупать мебель за рубежом», — уверены в АМДПР.

Госзакупки мебели по Федеральному закону 223-ФЗ — это значимая доля мебельного рынка, на них приходится более 10% его общего объема. В 2018 г. в рамках данных процедур была проведена 13 881 закупка на общую сумму 40,5 млрд руб., причем около 30 % (12 млрд руб.) всех заключенных контрактов подписаны в иностранной валюте. В 2017 г. на долю валютных контрактов в рамках госзакупок по 223-ФЗ пришлось лишь 8,48% от общего объема проведенных процедур, что

«На наш взгляд, это свидетельствует о том, что государственные заказчики, совершающие закупки в рамках 223-ФЗ, наращивают объемы сотрудничества с производителями и поставщиками импортной мебели, что, безусловно, противоречит курсу на импортозамещение, объявленному Президентом России и проводимом Правительством РФ», — комментирует генеральный директор компании «Гостендер» Александр Артошин.

По данным компании «Гостендер», несмотря на то, что объем госзакупок мебели в рамках 44-ФЗ с 2016 по 2018 гг. вырос на 15% до 33,4 млрд руб., этот показатель почти на 20% ниже, чем в закупках по 223-ФЗ.

Между тем российские производители с успехом конкурируют с законодателями мебельной моды — швейцарскими, итальянскими, немецкими и скандинавскими компаниями. Например, «Первая мебельная фабрика», завершив свой проект масштабного перевооружения и выведя на плановую мощность новейшие роботизированные производственные линии тяжелого класса IMA и Homag, получила возможность выпускать продукцию высокого качества по демократичным ценам. Спрос на такую продукцию велик: предприятие успешно осуществляет экспортную деятельность, поставляя продукцию в страны Азии, на Ближний Восток и в Западную Европу. Российские мебельщики уверены в том, что их продукция конкурентоспособна, а по многим параметрам даже превосходит импортные аналоги, однако инерцию поведения и предпочтений крупных заказчиков в одиночку им преодолеть сложно.

Выходом из данной ситуации может стать распространение действия постановления Правительства РФ от 5 сентября 2017 г. № 1072, которое запрещает государственным учреждениям закупать мебель иностранного производства, на федеральный закон 223-ФЗ, считает Александр Шестаков. «Это поможет развитию российской мебельной отрасли и вернет на отечественный рынок до 12 млрд руб., которые сегодня утекают в карманы зарубежным производителям, — поясняет президент АМДПР. — Тендеры, проведенные в рамках 223-ФЗ, имеют большую свободу, и основным ориентиром в данных закупках можно поставить качество, а не цену продукции. Несмотря на то, что ряд российских мебельных компаний выпускает высококачественную мебель, не уступающую импортным аналогам, многие предприятия с госучастием предпочитают закупаться за рубежом. Я считаю неправильным, что деньги налогоплательщиков идут на поддержку импортной отрасли, вместо того чтобы стимулировать развитие отечественной».

Исходя из полученных данных, АМДПР направило письмо в Правительство РФ с предложением распространить действие постановления на закупки компаний, госучастие которых превышает 50%. Также Ассоциация выступает с предложением пролонгации действия постановления Правительства РФ № 1072.

«Чтобы в мебельной отрасли в полной мере действовала программа импортозамещения, необходимо переориентировать государственных заказчиков в сторону отечественного производителя. И распространение действия постановления № 1072 на сегмент госзакупок по 223-ФЗ — один из простейших и действенных методов», — добавляет Александр Артошин.

Примечание «ПроДерево»

Напомним, меры господдержки, уже действующие и ожидаемые, пролонгация и расширение запрета на закупки импортной мебели, а также перспективы развития мебельной отрасли подробно будут обсуждаться на конференции портала «ПроДерево» «Реализация потенциала роста продаж мебели через участие в государственных и частных закупках», которая пройдет 3 апреля на крупнейшей региональной мебельной выставке UMIDS в Краснодаре, к слову - при официальной поддержке Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России. Её генеральный директор Тимур Иртуганов представит вниманию слушателей обзор общей ситуации в мебельной отрасли и расскажет об основных направлениях по расширению мер господдержки.

Реклама

Возможно, вам это будет интересно