Лес рубят – опилки горят. Деревообработка становится двигателем биоэнергетики

Фото: https://segezha-group.com

Лес рубят – опилки горят. Деревообработка становится двигателем биоэнергетики

Источник: «Санкт-Петербургские ведомости» Алла Чередниченко

Россия занимает третье место по производству биотоплива из древесины, уступая США и Канаде. При этом наша страна пока не может похвастать достаточным количеством промышленных предприятий, добившихся успехов в области глубокой переработки древесины. В частности, оставляет желать лучшего внутренний рынок биоэнергетики. О проблемах, сдерживающих развитие отрасли, говорили участники тематического форума в рамках XV международной выставки целлюлозно-бумажной, лесной, перерабатывающей, упаковочной промышленности PAP-FOR.

Деревообработчики Петербурга и Ленинградской области, по-видимому, вдохновились объемами не используемого в России древесного сырья и с огромным аппетитом набросились на перспективные варианты переработки этого природного материала.

Гранулы интереснее пиловочника

По данным Росстата, за последние два года Россия произвела 1,4 - 1,5 миллиона тонн древесных топливных гранул. Из этого объема на экспорт уходит до 97%. В 2017 году крупнейшим центром по производству и экспорту топливных гранул (пеллет) по праву была признана Ленинградская область. На сегодня в списке значимых производителей региона порядка двух десятков предприятий, наиболее крупные из них - «ИКЕА Индастри Тихвин», «Свирь Пеллетс» (входит в «Северо-Западный холдинг») и другие, о которых мы уже рассказывали.

До недавнего времени одним из самых значимых игроков считалась «Выборгская лесопромышленная корпорация». Важным игроком рынка также является «Лесозавод 25», входящий в группу компаний «Титан», объединяющую более 20 предприятий на территории Архангельской области и за ее пределами. 80% топливных гранул предприятие отправляет на экспорт в Данию, Бельгию, Нидерланды.

Кроме производителей Северо-Запада России особую роль на рынке играют предприятия Дальнего Востока, ориентированные на рынок Южной Кореи. «Видимый скачок производства пеллет (на 50%) в нашей стране был зафиксирован в 2017 году. Тогда в России было произведено около 1,5 миллиона тонн пеллет, - констатировала руководитель информационно-аналитического агентства «Инфобио» Ольга Ракитова. - Значительная часть этой продукции идет на экспорт в Европу и Азию, в основном в Южную Корею. Япония, не имея собственных биотопливных ресурсов, тоже делает ставку на пеллеты импортного производства.

Хотя российскую продукцию японцы пока не закупают, рынок наш изучают очень внимательно. Изначально они проявляли интерес к предприятиям Дальнего Востока, но потом переключились на Сибирь, заводы которой, особенно те, что расположены в Иркутской области, активно сотрудничают с Европой».

Зеленый для «зеленых»

Положительная динамика увеличения экспорта древесных топливных гранул подстегнула интерес к развитию данного направления и у отечественных инвесторов. Некоторые ЦБК начали даже запускать инновационные производственные линии для получения пеллет из отходов основного производства.

Государство также помогает: летом 2017 года был подписан приказ Минпромторга РФ, согласно которому код, обозначающий древесные топливные гранулы, впервые из всей лесной продукции был включен в перечень продуктов, производство которых поддерживается правительством. Предприятия — экспортеры пеллет получили возможность компенсировать до 80% затрат на перевозку и лицензирование своей продукции, подав заявления в Российский экспортный центр. В 2018 году в этот список добавили фанеру и еще ряд древесной продукции. Однако производство других видов биотоплива (брикеты, щепа) на подобные субсидии пока рассчитывать не может.

Еще одна современная тенденция - выработка ЦБК собственного тепла и электричества в процессе утилизации побочных продуктов от основного производства. Теоретически собственная генерация - явная выгода. Понятно, что в этом случае черный щелок (раствор, образующийся при сульфитной варке целлюлозы) обходится предприятию гораздо дешевле, чем газ, и себестоимость конечной продукции автоматически снижается. Кроме того, отпадает необходимость платить за услуги транспортировки электроэнергии. Да и сюрпризы, вызванные ростом тарифов на электроэнергию, становятся менее болезненными. Однако в этой схеме есть свои подводные камни.

Сперва продай, потом купи

«Наша компания имеет собственную ТЭЦ, мощность которой сопоставима с традиционными энергопроизводителями, - рассказывает представитель крупной целлюлозно-бумажной компании «Монди СЛПК» (Сыктывкар) Иван Понькин. - В результате предприятие вырабатывает энергии больше, чем потребляет. Естественно, что излишки тепла и электричества мы продаем. Однако вся эта на первый взгляд логичная и выгодная схема в реалиях нашей экономики оборачивается убытками».

Согласно действующему закону, предприятия, не относящиеся к энергетическому комплексу, но производящие электроэнергию для собственных нужд, обязаны реализовывать ее на оптовом рынке, а затем приобретать по более высокой цене, поскольку сказывается наценка различных инфраструктурных организаций, в том числе за услуги сетевых компаний.

«В свое время государство разработало механизм поддержки производителей, которые развивают возобновляемые источники электроэнергии, - продолжает Понькин. - В частности, предприниматели, которые вкладываются в развитие возобновляемых источников энергии, имеют право на гарантированный возврат затраченных инвестиций. Однако, по иронии судьбы, биомасса, которой является древесина, не попала в перечень возобновляемых источников, которые поддерживаются с помощью этих механизмов». 

В результате сейчас в приоритете солнечная, ветро- и гидрогенерация. А предприятий ЦБК, которым сам бог велел производить «зеленую» энергию, в этом льготном списке нет. Теперь лесопромышленники подчиняются жестким законам, которые существуют в традиционной энергетике. А именно: если генерирующая мощность предприятия больше 25 МВт, оно должно работать на оптовом рынке электроэнергии. Это значит, что ЦБК сначала должен поставить на этот рынок всю электроэнергию, которая есть на его ТЭЦ, а потом обратно выкупить энергию, необходимую для основного производства.

Дерево против нефти

«Что касается неприкосновенных 25 МВт, то такое количество электроэнергии крайне небольшое и в определенной степени снижает пользу от собственной генерации. Такая схема приводит предприятие к убыткам и автоматически убивает все инициативы по развитию собственной генерации», - подчеркнул Иван Понькин.

Но даже из этой ситуации можно было бы выкрутиться. Некоторые крупные генераторы энергии, не вписывающиеся в «вилку» 25 МВт, могут получить разрешение работать на розничном рынке, если соответствуют ряду критериев, связанных с видом используемого топлива. Только вот эти критерии определяли под нефтегазовый сектор и металлургов. Соответственно, речь идет о топливе, характерном для этих отраслей. А вот черного щелока или корнедревесных отходов в таком заветном списке нет. И пока эти виды топлива будут находиться в незаслуженной тени, актуальные на современном рынке биотехнологии развиваться не будут.

«Чтобы смягчить ситуацию, недавно был разработан национальный стандарт по возобновляемым источникам сырья, куда наконец-то и удалось включить моносульфитный черный щелок, - резюмировал Иван Понькин. - Только вот внести изменения в постановление правительства, определяющее правила оптового рынка, и в федеральный закон пока не удается. Причина - противодействие со стороны Минэнерго. Руководители этой структуры не устают говорить, что возобновляемые источники энергии являются важной задачей для России, однако дальше слов дело не идет».

Место для вашей рекламы

Возможно, вам это будет интересно