Государству необходимо вернуть контроль над лесными богатствами

Государству необходимо вернуть контроль над лесными богатствами

Источник: Парламентская Газета
Татьяна Гигель

Интервью: Татьяна Гигель

Член Комитета палаты регионов по аграрно-продовольственной политике и природопользованию

В Совете Федерации предложили дополнить Стратегию по развитию лесопромышленного комплекса (ЛПК) до 2030 года тремя направлениями: реструктуризацией лесозаготовительной промышленности, курсом на возрождение науки и восстановлением отечественного машиностроения. О том, для чего это нужно, «Парламентской газете» рассказала член Комитета палаты регионов по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Татьяна Гигель.

- Татьяна Анатольевна, вклад лесопромышленного комплекса в ВВП страны с 1990 года сократился в 3,5 раза. С чем это связано?

- Деградация ЛПК является следствием целого комплекса причин. Одна из главных причин, по мнению экспертного сообщества, — утрата органа управления лесопромышленным комплексом как самостоятельной структуры. Вторая причина — развал базовой отрасли ЛПК — лесозаготовительной промышленности. В годы перестройки пошла активная приватизация: крупные леспромхозы развалились на множество мелких хозяйств.

Казалось бы, пришёл частный инвестор, который должен просчитывать каждую копейку и эффективно использовать федеральные лесные ресурсы. Но, к сожалению, как показывает статистика и анализ, только единицы лесопромышленных комплексов держатся на плаву. В основе же своей крупные леспромхозы попросту прекратили существование. Одновременно произошло серьёзное сокращение финансирования со стороны государства на строительство лесных дорог, лесоустройство, лесопатологические исследования и так далее.

- Что, по вашему мнению, сегодня необходимо сделать для восстановления ЛПК?

- Одна из самых важных задач лесопромышленного комплекса — реструктуризация лесозаготовительной промышленности. Без проявления побудительной воли государства реструктуризация отрасли может затянуться на десятилетия: владельцев некоторых малых предприятий их положение вполне устраивает — на хлеб с маслом они зарабатывают. А вот государство такое положение устраивать не может. Леса России — федеральная собственность. И эффективное использование этой собственности — прямая обязанность государства. Необходима политика, направленная на стимулирование интеграции и модернизации лесозаготовительной промышленности. Эта политика должна проводиться на федеральном, региональном и местном уровнях.

Ещё один важный пункт — создание самостоятельного органа регулирования лесной отрасли. Сегодня вопросы, связанные с лесопромышленным комплексом, рассматриваются в нескольких ведомствах — ими занимаются и в Минприроды, и в Минэкономики, и в Минпроме. И получается как в поговорке «у семи нянек дитя без глазу». А ведь когда-то было одно отраслевое министерство, которое занималось всем - начиная от науки и заканчивая реальным сектором экономики!

Леса России — федеральная собственность. И эффективное использование этой собственности — прямая обязанность государства.

Тут может быть два пути. Нужна либо очень грамотная координация работы указанных министерств и ведомств, либо должен быть один хозяин, который бы эффективно, грамотно, по-государственному использовал бы эти природные ресурсы. По мнению экспертного сообщества, примером грамотного решения этой проблемы могут служить лесные комитеты (департаменты) многих регионов страны, в которых совместно работают специалисты лесного хозяйства и лесной промышленности. Единый орган управления можно практически без затрат создать на базе Федерального агентства лесного хозяйства. Да и успех реализации новой Стратегии развития лесопромышленного комплекса, которую сейчас разрабатывают по заказу Минпромторга, напрямую зависит от наличия общего стратега. В противном случае разработка новой стратегии столкнется при реализации с теми же трудностями, о чём красноречиво говорят результаты реализации Стратегии-2020.

- Чем новая стратегия принципиально отличается от Стратегии-2020?

- Нынешняя стратегия на первый взгляд составлена профессионально, в ней ставятся амбициозные задачи, в основном по развитию лесоперерабатывающего производства. Но в ней, как и в Стратегии-2020, не выявлена отрасль, неудовлетворительная работа которой является главной причиной плохой работы всех других отраслей. Речь идёт о базовой отрасли ЛПК — лесозаготовительной промышленности, которая в значительной степени разрушена в процессе перехода на рыночные отношения.

Затраты на сырьё — это самая большая статья затрат в себестоимости производства всех видов лесобумажной продукции, она достигает 35 процентов. Устранение проблем этой отрасли (ЛПК — прим. ред.) позволит повысить эффективность работы всех других отраслей. Между тем разработчики стратегии не включили эту отрасль в документ и предложили оказывать государственную поддержку неудовлетворительно работающим отраслям ЛПК, включая целлюлозно-бумажную промышленность, что совершенно нереально исходя из объёмов необходимых для этого финансовых ресурсов. Нам удалось добиться включения лесозаготовительной промышленности в последнюю редакцию стратегии, однако анализ проблем этой отрасли и предложения по их устранению в ней отсутствуют.

К сожалению, в последней версии Стратегии-2030 отсутствуют и предложения по восстановлению науки ЛПК, которая разрушена, лесного машиностроения. А главное - не даются рекомендации по совершенствованию системы управления лесным комплексом. Поэтому мы опасаемся, что для ЛПК продолжатся нелёгкие времена.

- Вы упомянули необходимость восстановления науки. Речь о возрождении отраслевых научных институтов?

- Весь мировой опыт, в том числе опыт бывшего СССР, где много внимания уделялось научным разработкам, свидетельствует о корреляции развития науки и эффективности производства. Между тем интенсивность исследований по тематикам лесного комплекса в России находится на крайне низком уровне.

Нам удалось добиться включения лесозаготовительной промышленности в последнюю редакцию стратегии, однако анализ проблем этой отрасли и предложения по их устранению в ней отсутствуют.

Расходы на НИОКР составляют от 0,01 до 0,1 процента отраслевого ВВП, что существенно ниже среднего зарубежного уровня — 1,4 процента, и уровня стран-лидеров (Финляндия — 2 процента, Норвегия — 3,1 процента). Причём более всего пострадала наука ЛПК, численность кадров которой сегодня составляет всего несколько десятков человек. А без возрождения науки ЛПК эффективная реализация стратегии невозможна.

- Чем со своей стороны могут помочь развитию ЛПК парламентарии?

- Работа экспертов Совета Федерации направлена на устранение ошибок, допущенных в Стратегии развития лесопромышленного комплекса до 2030 года. Её, по нашему мнению, необходимо дополнить тремя базовыми направлениями, благодаря которым вся стратегия будет успешна: уделить достойное место лесозаготовительной промышленности как базовой отрасли ЛПК, взять курс на возрождение науки и отечественного машиностроения.

Также следует продолжить работу по дополнению нормативно-правовой базы. В последние три года в Лесной кодекс внесено много изменений и дополнений, но следует признать, что этого недостаточно. Например, предстоит детально проанализировать условия аренды лесных участков и её эффективность. В договорах аренды должны быть прописаны обязательства арендаторов не только по увеличению объёмов производства, но и по лесовосстановлению и развитию лесозаготовительных предприятий деревообрабатывающих производств, как это делают в Канаде.

- Татьяна Анатольевна, а есть ли надежда на то, что в случае принятия продуманной стратегии лесопромышленный комплекс восстановится в обозримом будущем?

- Лесное хозяйство способно восстановиться в кратчайшие сроки — как это произошло с отечественным сельским хозяйством в условиях санкций и политики импортозамещения. Просто государство должно грамотно подходить к координации и планированию, строить лесохозяйственные дороги, возрождать отраслевую науку, поднимать на прежний уровень отечественное машиностроение и заняться работами по лесоустройству. Я говорю не о монополизации производства, а о возможности успешного государственно-частного партнёрства. Потому что лес — это государственные ресурсы. И государство должно ставить задачи, чтобы иметь доход от того, что оно эти лесные ресурсы сегодня передаёт бизнесу.

Реклама

Возможно, вам это будет интересно