Кризис неплатежей приведет к банкротству 70% российских мебельных предприятий

Кризис неплатежей приведет к банкротству 70% российских мебельных предприятий

Источник: Ассоциация предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности

Подавляющее большинство мебельных производств — на грани банкротства. Как выяснила АМДПР, вынужденный простой из-за нерабочих дней, полное отсутствие господдержки и кризис неплатежей могут привести к банкротству две трети предприятий-производителей мебели в течение ближайших двух месяцев.

Ассоциация мебельных и деревообрабатывающих предприятий России в конце апреля провела исследование, целью которого было получение актуальной информации о ситуации на крупных и средних производствах и о краткосрочных перспективах российского мебельного рынка. По данным АМДПР, 69% предприятий находится в сложной ситуации: запасов финансовой прочности у них, по их собственным оценкам, хватит не более чем на 1,5 месяца. К концу апреля были уверены в том, что переживут нынешний кризис, лишь 23% респондентов, еще 6% продержатся до полугода, а 3% производств уже закрылись. К настоящему моменту ситуация только усугубилась.

«Российская мебельная отрасль в одночасье из медленно, но уверенно развивающейся, превратилась в быстро умирающую. Это рукотворный кризис. В отличие от многих других отраслей экономики, мебельной отрасли, наряду с ресторанным и гостиничным бизнесом, фактически запретили осуществлять основную деятельность, но при этом сохранили за ней все финансовые обязательства. И все это усугубляется жесточайшим кризисом неплатежей: так как мебель не включена в список товаров первой необходимости, розничные продажи этой продукции остановлены с конца марта, и магазинам не с чего платить производителям за уже отгруженную продукцию», — объясняет президент АМДПР Александр Шестаков.

«Мы бьемся за то, чтобы получить разрешение на работу. У нас существуют ограничения, и наше предприятие не вошло в перечень системообразующих предприятий, хотя АМДПР обращалась, чтобы нас включили в данный список», — говорит управляющий партнер Ивановской мебельной фабрики Дмитрий Обручев.

По имеющимся официальным данным Росстата, на конец 2018 года в производстве мебели были заняты 338 тыс. человек, они работали в 18,9 тыс. крупных, средних и малых предприятий и более чем у 27 тыс. индивидуальных предпринимателей. Еще 15,5 тыс. компаний осуществляли торговлю мебелью. В 2016–2019 годах российские мебельщики сумели увеличить объемы выпуска продукции на 47,2% до 212,3 млрд рублей, объем экспорта вырос на 81% до $431,7, а объемы продаж мебели на внутреннем рынке увеличились на 42% до 512,3 млрд рублей. По словам директоров мебельных предприятий, 2019 год был для подавляющего большинства компаний успешным: фабрики увеличили объемы производства на 10–20%.

В апреле мебельные компании фактически были вынуждены остановить производство. Так, например, мебельный концерн «Катюша» (Дятьково), «Первая мебельная фабрика», ГК «Аметист» и МК «Феликс» в апреле 2020 года сократили выпуск продукции по сравнению с мартом 2020 года на 70%, МК «Шатура» — на 75%. Если до кризиса крупные производители мебели работали в 1–2 смены, то начиная с конца марта фабрики перешли на поденный режим и на производстве заняты не более 15–20% сотрудников. «Сейчас нельзя сказать ”смена“ — это смешно. Выводим людей на два дня, собираем заказ, и опять стоим», — рассказывает генеральный директор МК «Катюша» Сергей Авдеев. «У нас были простои, в общей сложности отработали в апреле 1,5 недели», — подтверждает финансовый директор МК «Шатура» Алексей Шилов. При этом сокращенных сотрудников в мебельной отрасли на сегодняшний день, по данным АМДПР, практически нет: 69% предприятий никого не увольняли, более 60% респондентов не отправляли сотрудников в неоплачиваемый отпуск.

Остановка производств — прямое следствие запрета на деятельность розничных продавцов мебели, так как подавляющее большинство фабрик работает под заказ для розницы. По данным АМДПР, к середине апреля 41% российских производителей мебели вообще не получили никакой выручки от розничных продаж, еще 31% заявили о падении объемов выручки более чем наполовину. «Приход денежных средств в апреле 2020 года ниже аналогичного показателя 2019 года на 49%», — рассказал генеральный директор МК «Феликс» Андрей Михайлов. Все предприятия подчеркивают, что внезапный кризис неплатежей является чрезвычайно болезненным. «Нам не хватает оборотных денег, практически со всеми мы работаем в рассрочку, и где-то половина клиентов задерживает платежи. Тот объем продукции, который был отгружен в предыдущие месяцы, во многом до сих пор не оплачен. Сейчас сложно прогнозировать, когда мы их получим: кто-то заплатит в ближайшее время, кто-то откладывает платежи до момента открытия магазина», — говорит коммерческий директор компании Rivalli Евгений Леонтьев.

Объявленные пакетные меры господдержки на мебельные производства не распространяются. Между тем практически все мебельные предприятия избегали сокращений персонала, в подавляющем большинстве выполняя обязательства перед работниками, выплачивая заработную плату, арендные платежи и налоги, что в данной ситуации является непосильным грузом для производств. Мебельщикам так же, как и представителям других сфер экономики, нужны отсрочки налоговых и арендных платежей, страховых взносов и платежей по кредитам, отсрочки по коммунальным платежам и беспроцентные кредиты на пополнение оборотных средств.

«Еще одна важная мера — это субсидирование заработной платы сотрудников в размере 12 130 рублей на каждого работающего по состоянию на 1 апреля, а также снижение страховых взносов, как это сделано для малого и среднего бизнеса, крупные же мебельные предприятия под данные льготы не попали, — отмечает финансовый директор МК «Шатура» Алексей Шилов. — Лидеры мебельного бизнеса не относятся к субъектам МСП из-за численности персонала, но по обороту мы ближе к среднему бизнесу, чем к крупному. Данная мера помогла бы нам сохранить рабочие места и максимально сгладить социальную напряженность среди наших сотрудников».

Потерянную для российских мебельщиков розницу можно было бы заместить включением мебели в стандарты строящегося жилья, что привело бы к росту оптовых продаж. «Включение предустановленной деревянной мебели отечественного производства в критерии стандартов строящегося жилья — логичный шаг со стороны государства в деле поддержки российской мебельной отрасли. Это помогло бы мебельщикам в кратчайшие сроки наладить новые каналы сбыта продукции и загрузило бы, пусть даже частично, простаивающие производства заказами», — подчеркивает Александр Шестаков.

В целом, по мнению участников рынка, ситуация в мебельной отрасли характеризуется как очень тяжелая, все ждут серьезной просадки рынка, а также значительного сокращения количества игроков. При этом данные исследования АМДПР свидетельствуют, что под ударом в большей степени находятся крупные и средние легальные производства, выпускающие продукцию в среднем и высоком ценовых сегментах, с большим количеством сотрудников и, соответственно, с большими финансовыми обязательствами. В краткосрочной перспективе российские мебельщики не рассчитывают на быстрое восстановление спроса в первую очередь из-за падения доходов населения за время вынужденной самоизоляции и действия ограничительных мер. В лучшем случае, по мнению Александра Шестакова, первые признаки оживления рынка отрасль увидит лишь к концу 2020 года.

Для экстренного реагирования и помощи предприятиям, оказавшимся в очень сложной ситуации, АМДПР запустило горячую линию, работа которой позволяет предприятиям оперативно получить консультации по постановлениям Правительства и по всем существующим мерам поддержки бизнеса.

Реклама

Возможно, вам это будет интересно