Инвестпроект по строительству фанерного комбината в Вологодской области разошёлся с планами

Инвестпроект по строительству фанерного комбината в Вологодской области разошёлся с планами

Источник: ИА FlashNord Дмитрий Кириллов

Вологодская область сегодня уверенно входит в десятку регионов-лидеров по росту инвестиций. Однако уже не первый инвестиционный проект в этом образцовом регионе сопровождается скандальным шлейфом. Так, громкое «ягодное дело» привело бывшего вице-губернатора Николая Гуслинского не только к отставке, но и на скамью подсудимых. Нездоровая ситуация сложилась и вокруг инвестпроекта по строительству фанерного комбината «Устьелес». Мы попытались разобраться, чем является опыт по привлечению инвестиций – «сыном ошибок трудных» или чиновничьим умыслом.

Фанфары для фанеры

Власти Вологодчины – региона, 70% которого занимают леса, не раз подчёркивали стратегическую значимость проектов по глубокой переработке древесины. Неслучайно в перечень приоритетных в 2013 году был включен проект по строительству фанерного завода в Соколе, который заявило ООО «Устьелес». Учредителями компании, зарегистрированной в 2012 году, выступили Любовь Ганина и Владимир Сверчков. Ганина больше известна как родственница местного предпринимателя Сергея Попова, который и был фактическим совладельцем компании. В свою очередь Сверчков является депутатом областной думы от партии «Единая Россия».

По всей видимости, опыт бизнесменов помог им убедить власти выделить под реализацию проекта из лесного фонда 152 тыс. кубометров допустимого ежегодного изъятия леса. А уже через год в инвестиционный проект внесли изменения, которые позволили отдать ещё 72 тыс. кубометров. Таким образом лесной фонд региона без конкурса передали в долгосрочную аренду с 50% скидкой от арендной ставки.

Торжественная церемония запуска первой линии по производству фанеры состоялась в августе 2015 года. А в начале 2017 года было заявлено о запуске второй линии.

Планы и реальность

Проект предусматривал, что при выводе на полную мощность к 2017 году завод будет производить 36 тыс. кубических метров клееной фанеры, и 43 тыс. кубометров технологической щепы. К 2018 году производство фанеры должно было увеличиться до 49 тыс., а щепы - до 45 тыс. кубических метров. Была заявлена и социальная миссия, в соответствии с которой компания должна обеспечивать население дровами, древесным
углем и пиломатериалами.

Однако при двух работающих линиях по производству клееной фанеры объем производимой продукции по итогам 2017 года составил 30% от плана. Последние отчёты о выпуске продукции переработки подтверждают отставание от плана инвестиционного проекта. Более того, до некоторых заявленных проектом видов продукции дело так и не дошло.

В 2016 году планировалось произвести 27 тыс. кубических метров фанеры и 36 тыс. кубических метров технологической щепы. В результате фанеры выпустили почти в четыре раза меньше, а щепу здесь и вовсе не производили. Ещё большее отставание зафиксировано в 2017 году: 12 тыс. кубических метров фанеры вместо 40 тыс. кубических метров, а щепы и угля – по нулям.

Очевидно, что при таком раскладе и хроническом срыве целевых показателей трудно рассчитывать на успешную реализацию проекта.

Обязательства без выполнения

Презентуя проект, власти справедливо называли его уникальным. Планировалось, что к концу 2017 года завод должен был перечислить в бюджеты разных уровней более 100 млн рублей налогов. Но обязательства существенно разошлись с реальностью. Предприятие перечислило немногим более 10 млн рублей. Это меньше, чем затраты государства на предоставленные льготы по арендной плате.

Не менее интересны и другие показатели. Выход дров на заводе составляет 25,9 % от общего объема заготовки, в то время как практика лесозаготовительных предприятий показывает в среднем не более 7% от объема заготовки. Понятно, что целью инвесторов была вовсе не продукция глубокой переработки, о которой они так громко заявляли, а элементарное освоение лесного фонда и продажа круглого леса.

Показательно, что в 2016 году дрова реализовывались аффилированным «Устьелес» компаниям ООО «ГК «БИО», ООО «БИО ГРУПП», ООО «Технопром». Все они не связаны с обеспечением дровами жителей региона. Неслучайно в виде дров было продано немногим более 5 тыс. кубических метров вместо 80 тыс. кубических метров. Остальные же сортаменты, как следует из данных ЕГАИС, реализовались как пиловочник.

Можно предположить, что «Устьелес» умышленно занижало качество товарной продукции и реализовывало её под видом низкосортной древесины через аффилированные компании. Это позволяло скрыть реальные доходы и уменьшить налоговые платежи. Социальная же миссия оставалась только на бумаге.

Суд за дело

Реализация инвестиционного проекта отстаёт от плана более чем на два года. И детали оказались бы за кадром, если бы не возникший в конце 2017 года конфликт между учредителями, которые ведут спор за владение расчетной лесосекой, полученной от государства на льготных условиях.

У депутата Владимира Сверчкова есть мандат и, как следует из публикаций в местных СМИ, амбициозные планы по другим инвестиционным проектам. Однако из судебных разбирательств становится ясно, что реальным инвестором компании выступал Сергей Попов. В настоящее время в Арбитражном суде Вологды рассматривается сразу 9 дел: с предприятия взыскиваются более 180 млн рублей, которые и стали основой инвестиций.

При этом чиновники из областного Департамента экономического развития, комментируя ситуацию в официальных пресс-релизах, утаивают истинный смысл происходящего. Возможно, фанфары ещё не остыли или депутатское влияние. Хотя у чиновников должно быть другое руководство – постановление правительства РФ «О приоритетных инвестиционных проектах в области освоения лесов». Согласно документу грубых нарушений при реализации инвестиционного проекта, которыми отличился «Устьелес», достаточно для досрочного расторжения договора аренды леса.

Странным является и тот факт, что ущерб от применения собственниками предприятия схем по сокрытию выручки и уклонению от уплаты налогов остался пока без должной реакции правоохранительных органов.

В этой истории чиновникам за деревьями упорно не видно «Устьелеса», хотя «ягодное дело» на Вологодчине должно было выстроить в их головах правильную для государства систему.

Реклама

Возможно, вам это будет интересно