Реклама

В лесной отрасли России грядет борьба за миллиардные богатства – ведомству Кобылкина понадобились новые полномочия. В Свердловской области возражать не будут

Источник: ВЕДОМОСТИ Урал Юрий Захарьин

Лето в большинстве регионов Средней Полосы Урала и Сибири входит в силу, но на фоне нарастающей опасности лесных пожаров, о которой только что предупредил Рослесхоз (пока что леса горят в 14 регионах, в том числе в соседней со Свердловской областью, Челябинской), отрасли угрожает беда куда сложнее - несовершенство законодательства, «теневой сегмент»...

Пока последние данные по России с начала этого года не поступили, но в феврале Рослесхоз (то есть Федеральное агентство лесного хозяйства России) приводил данные за 2018 год, в котором ущерб от деятельности «чёрных лесорубов» по стране нисколько не уменьшился, а только вырос до 11,6 млрд рублей по сравнению с 2017 годом, когда ущерб составлял 11,5 млрд.

Несмотря на бодрые рапорта с мест, когда вроде бы борьба с масштабными вырубками идет успешно, картина складывается не очень оптимистичная, поскольку ни вырубки, и иные нарушения в лесной сфере никуда не исчезают, а чиновники на местах все твердят о системных проблемах.

Так, и в этот раз, на минувшей неделе о системных проблемах говорили представители свердловского Минприроды (в его структуру входят региональные отделения Рослесхоза) на первом в этом году заседании Комиссии по предотвращению незаконной заготовки и оборота древесины.

Заседание Комиссии по предотвращению незаконной заготовки и оборота древесины в Свердловской области прошло буквально на днях и подняло множество проблем (Фото: Минприроды Свердловской области)

Присутствовал и министр природных ресурсов Свердловской области Алексей Кузнецов и даже представитель областного полицейского главка - начальник отдела Управления экономической безопасности ГУ МВД региона Алексей Вялых.

Замминистра природы области Вероника Русинова рассказала о комплексном анализе ситуации с незаконными рубками на Среднем Урале. Число патрулирований лесов за 1 полугодие увеличено было на 30% (до 7,6 тыс выездов), что дало некоторые результаты, но без разъяснительной работе с лесопользователями - арендаторами большинства участков все равно не обойтись, потому как вырубки, несмотря ни на что, продолжаются.

В Минприроды одной из главных причин назвали низкую грамотность специалистов предприятий-арендаторов лесных участков. Наблюдается явление неправильного отвода лесосек, существуют противоречия относительно категории земельных участков «бывших сельских лесов». В отрасли, к тому же, прямо заговорили об отсутствии в федеральном законодательстве четкого понятия «незаконной рубки». Без решения этих системных проблем ситуация не улучшится.

Пока при Минприроды создадут некий совет, куда включат директоров лесничеств, учреждения «Уральская база авиационной охраны лесов», а также руководство Уральского Союза лесопромышленников.

На федеральном же уровне задачи ставят в связи с этой же проблемой глобальнее - Москве нужно больше полномочий. Главное профильное подразделение, Министерство природы РФ Дмитрия Кобылкина и его подведомственная структура, Рослесхоз, выступили с в общем-то уже никого не удивляющим предложением - выход из системного кризиса отрасли они видят в... создании очередной могущественной «лесной» госкорпорации, в прямое ведение которой перейдет главное богатство - не арендованные земли лесфонда. 

Месяц назад об этом говорил тогдашний глава Рослесхоза Иван Валентик (2 июля его неожиданно перевели на другую работу). По его словам, по стране сейчас частные структуры арендуют примерно 170 млн Га лесов, плюс еще около 80 млн Га отдано под иные хозяйственные нужды. Незаконные вырубки происходят главным образом в тех фондах. Остальное (ок. 1 млрд Га) никак не управляются. Потому (примерно, как и в технологической сфере, или ЖКХ) и нужна некая госкомпания, чтобы она вела хозяйство в лесах, не находящихся в частной собственности. Со временем она должна стать рентабельной и... сама зарабатывать. По мнению Валентика, госконтроль может уменьшить коррупцию в отрасли. В пример он привел финскую лесную госкомпанию Finnfund, зарабатывающую в год несколько десятков миллионов евро. Половина прибыли она оставляет на свои цели, а вторую отправляет в бюджет Финляндии.

В России же, учитывая масштабы страны и объемы стоимости леса, в обязанности новой структуры вошла бы не только охрана колоссального лесфонда от пожаров, лесоустройство, но и, к примеру, распределение участков после аукционов на аренду, определение площадей выедаемых под аренду участков. То есть, грубо говоря, весь контроль за арендаторами на местах федеральный центр хочет забрать себе. Пока, по некоторым сведениям, эту весьма рискованную идею поддержали профильные ведомства. Будто бы уже готовятся поправки и в Лесной кодекс РФ...

Реклама