Россия не пустит за рубеж ни одного бревна с 2022 года

Россия не пустит за рубеж ни одного бревна с 2022 года

Источник: Коммерсант Ольга Мордюшенко

Предложение Владимира Путина о полном запрете экспорта хвойного кругляка с 2022 года поделило лесопромышленный рынок на два лагеря. Если в крупных корпорациях, которые зачастую сталкиваются с дефицитом сырья, меру считают полезной, то не имеющие перерабатывающих мощностей компании называют ее смертельной для себя. В правительстве обещают поддержать игроков. Но эксперты сомневаются, что резкая остановка экспорта пойдет на пользу рынку, который в любом случае не успеет перестроиться за год.

Решения президента Владимира Путина запретить с 2022 года вывоз из России кругляка хвойных и ценных лиственных пород поможет увеличить объемы дефицитного сырья внутри страны, но потребует от государства помощи многим игрокам рынка, особенно на Дальнем Востоке, считают участники сектора, опрошенные “Ъ”. Президент 30 сентября по итогам совещания по вопросам развития и декриминализации лесного комплекса заявил, что экспорт необработанного или грубо обработанного леса будет запрещен с 2022 года. 

Запрет обсуждался годами. Источники “Ъ”, близкие к правительству, подтверждают, что «к этому давно шло, наведение порядка в секторе было одной из ключевых задач обновленного кабинета министров».

В прошлом году остановить экспорт кругляка предлагала спикер Совета федерации Валентина Матвиенко, но только временно, пока разрабатывается новый Лесной кодекс. А глава Минприроды Дмитрий Кобылкин предлагал остановить поставки только в Китай, на который приходится до 70% экспорта леса из России.

В одной из крупнейших лесопромышленных компаний Segezha Group позитивно оценивают запрет на экспорт. Как пояснил “Ъ” управляющий директор по реализации госпрограмм и лесной политики компании Николай Иванов, поддержка переработки леса необходима, а дефицит сырья, кроме лиственных балансов, очевиден. Так, хотя Segezha на 70% обеспечивает себя сырьем, в компании допускают, что введение запрета на экспорт может расширить возможности его приобретения на стороне.

При этом Николай Иванов призывает четко определить понятие «грубо обработанная древесина»: важно, чтобы под запретом не оказался экспорт пакетированных пиломатериалов камерной сушки. Он также выражает опасения в связи со слишком коротким переходным периодом: «Полагаю, не все игроки рынка успеют перестроиться. Особенно это касается Дальнего Востока, малого и среднего бизнеса».

В группе «Илим» отмечают, что шаги по наведению порядка в лесной отрасли выглядят, «безусловно, правильными». Там также считают, что запрет на вывоз необработанной древесины позволит увеличить объем доступного сырья для отечественных производителей ЛПК. «При этом, на наш взгляд, важным является и разработка комплекса мер по стимулированию развития внутренней переработки»,— добавляют в компании.

Но многие игроки сектора считают полный запрет на экспорт круглого леса опасным шагом, который может негативно отразиться на работе отрасли, особенно на Дальнем Востоке. Местные компании уже сейчас жалуются на отрицательную маржинальность бизнеса из-за заградительных экспортных пошлин на необработанный лес.

Так, после вступления России в ВТО в 2012 году были сформированы квоты на экспорт, которыми могут воспользоваться только переработчики (по квотам пошлина — 6,5%). Вне квот ставки выросли с 25% до 60%, а в 2021 году составят уже 80%. В 2019-м объем вывоза круглого леса из РФ сократился на 25%, до 4,5 млн куб. м. Ассоциация «Дальэкспортлес» просила премьера Михаила Мишустина снизить пошлины для всех компаний до 6,5%, но безуспешно.

Полный запрет экспорта, говорят источники “Ъ” на рынке, приведет к обратному эффекту: переработку за отведенный президентом срок наладить невозможно, так что большая часть леса станет «еще более серой», а доходы бюджета упадут.

Правительство, впрочем, собирается помогать предприятиям. В частности, Владимир Путин уже поручил запустить с 1 января 2021 года программу льготных кредитов. Заместитель главы Минпромторга Виктор Евтухов заявил “Ъ”, что «будет специальная программа государственной поддержки перевооружения леспрома». При этом он считает, что у компаний и так «был достаточный период для создания перерабатывающих мощностей» и с учетом того, что до запрета экспорта остается год, «никаких рисков для производителей, в том числе в ДФО, нет».

В то же время в правительстве осознают проблему потенциального увеличения серого экспорта кругляка.

Об этом свидетельствует намерение ввести информационную систему контроля заготовки древесины от делянки до конечной продажи — ЛесЕГАИС. По словам вице-премьера Виктории Абрамченко, курирующей лесную отрасль, «мы вместе с таможенными органами и налоговой службой будем контролировать движение каждой транзакции — от делянки до склада, от склада до переработки и далее». Если партия древесины не имеет подтверждения легальности происхождения, то все сделки с ней блокируются. Система будет запущена в пилотном режиме с января, а в обязательном порядке — с июля 2021 года.

Аналитик WhatWood Мария Фролова не считает предстоящий запрет на экспорт неожиданным решением. Но, полагает она, «такие радикальные меры, введенные в столь короткий срок, скорее всего, негативно отразятся на ситуации в отрасли». Она поясняет, что для экспортного рынка хвойного круглого леса и ценных лиственных пород и так уже действует ограничение в виде квот и пошлин. Госпожа Фролова напоминает, что на Дальнем Востоке рост пошлин и введение квот парализовали работу ряда предприятий. Скорее всего, говорит она, необходим больший период для адаптации участников отрасли, прежде всего лесозаготовителей. При этом китайские потребители, добавляет эксперт, уже и так справляются без российского сырья, ориентируясь на необработанную древесину из Новой Зеландии и ветровальную из Германии.

Реклама

Возможно, вам это будет интересно