Реклама
Необходимо стимулировать полностью заводское производство домов

Необходимо стимулировать полностью заводское производство домов

Источник: Российская газета Лидия Захарова
Михаил Шамолин

Интервью: Михаил Шамолин

Президент Segezha Group

Родился 5 июля 1970 года в Москве. В 1992 году окончил Московский автомобильно-дорожный институт, в 1993 году — Академию госслужбы, в 1996–1997 годах прошел программу подготовки для высших руководителей в школе бизнеса Wharton Business School (США) в области финансов и управления.

С 1993 года занимал пост финансового директора в Академии менеджмента и рынка. В 1996–1998 годах владел и руководил собственной консалтинговой компанией в Нью-Йорке. В 1998 году начал работу в McKinsey & Co в должности бизнес-аналитика, затем, став младшим партнером, руководил проектами в металлургическом, банковском, страховом и авиационном секторах. В 2004 году стал управляющим директором ферросплавного бизнеса украинской корпорации «Интерпайп».

В 2005–2011 годах занимал должность президента ОАО МТС. С 2011 по 2017 год был президентом АФК «Система». В марте 2018 года назначен на пост президента, председателя правления входящего в АФК лесопромышленного холдинга Segezha Group.

В России заготавливается и перерабатывается менее трети лесных ресурсов, тогда как в других странах — три четверти. В Европе в деревянных многоэтажных домах уже живут люди, но нам до этого еще далеко. Что мешает развитию деревянного домостроения в интервью «РГ» рассказал президент компании Segezha Group Михаил Шамолин.

Как вы оцениваете состояние отрасли?

Михаил Шамолин: Лесоперерабатывающая отрасль имеет высокий потенциал развития. Нам необходимо строить больше заводов, и бизнесу надо оказывать в этом содействие. В России соотношение запасов лесного сырья и степени их использования минимально. Если в Финляндии оно равно 75 %, то у нас 28 %. У отрасли трехкратный потенциал роста.

Будет ли эта продукция востребована?

Михаил Шамолин: Люди хотят жить в деревянных домах, это экологично и создает приятную атмосферу. Они по своим качествам — долговечности, теплоизоляционным свойствам — не уступают, а за счет технологий — и превосходят дома из бетона и металла.

Уже получил развитие тренд строительства многоэтажных деревянных домов c применением панелей из перекрестно клееной древесины (CLT). Самый высокий такой дом введен в эксплуатацию в Норвегии в 2019 году. В нем 18 этажей, 85 метров высоты, он полностью сделан из дерева. Качество жизни в таких домах выше, чем в традиционных бетонных, и мода на них быстро продвигается по Европе, придет она и к нам.

Мы запустили первое промышленное производство в России таких панелей, и видим, как быстро растет спрос со стороны потребителей. Много запросов от девелоперов, застройщиков, архитекторов, работающих над проектами общественных зданий и сооружений, школ, гостиниц, зданий малой этажности.

Вы собирались строить многоэтажный деревянный дом в Москве, в какой он стадии?

Михаил Шамолин: В стадии детального проектирования и решения инженерных вопросов. В соответствии с действующим нормативами всю древесину необходимо обшить со всех сторон негорючими материалами, при этом теряется вся красота и натуральность деревянных конструкций. Чтобы можно было строить красивые многоэтажные дома из CLT, нужно актуализировать нормативную документацию в области пожарной безопасности деревянных зданий и сооружений. Это дело государства, мы со своей стороны всячески способствуем этому, работая и с МЧС, и с Минстроем РФ.

В Европе при проектировании многоэтажных деревянных зданий смягчили требования по пожарной опасности за счет компенсационных мер. Например, увеличивают количество аварийных выходов и число лестниц, устанавливают системы экстренного оповещения о пожаре и системы пожаротушения. Это путь, по которому идет весь мир, и, я думаю, мы тоже по нему пойдем.

Какая сейчас ситуация с индивидуальным деревянным домостроением?

Михаил Шамолин: Российский рынок устроен так, что индивидуальные дома строятся без разработки проектов специалистами. Более того, нередко люди строят дома из строительных материалов, купленных на местных строительных рынках, и полагаясь на опыт шабашников. Пока так будет продолжаться, рост качественного деревянного домостроения будет сдерживаться. Необходимо стимулировать полностью заводское производство домов, поскольку именно они обеспечивают необходимый уровень современной жизни. Дома для проживания не должны делаться «на коленке».

Это вопрос не только безопасности, но и ипотеки, потому что банку сложно оценить рыночную стоимость дома, сколоченного буквально из досок. Застраховать такой дом тоже сложно, потому что никто не знает, какая в нем электропроводка и кто ее прокладывал, нет технической документации по дому. И таких строений в России большинство.

В нашей стране, если ты строишь гостиницу или многоквартирный дом, то должен сначала сдать проект на госэкспертизу. Во всем мире это делается и для частных домов, а у нас — нет. Ни в одной из развитых стран — США, Европе, Канаде — нельзя построить частный дом, не согласовав с муниципалитетом его проект, разработанный командой специалистов, он должен пройти экспертизу.

В конце 2020 году наблюдался дефицит стройматериалов. Какая ситуация сейчас?

Михаил Шамолин: Рынок частных домов потребляет в основном сырые пиломатериалы, потому что они самые дешевые — это невысушенная доска или брус. Древесина имеет естественную влажность 60-70 %, соответственно, по мере того как она сохнет, ее начинает крутить, ломать, в доме появляются трещины. Но поскольку это дешево, то не имеет большого значения, а в мире никто не строит из сырой древесины. В России кубометр сырой доски стоит 150 долларов, а высушенной — 300. Мы производим 1,2 млн кубометров сухих пиломатериалов и весь объем экспортируем, потому что основной спрос на качественную продукцию пока за рубежом.

Сырые пиломатериалы при превышении определенной цены выгоднее отправлять за границу, там досушивать и продавать. В этом году это произошло, и часть сырых пиломатериалов, которая продавалась на отечественном рынке, ушла в Китай. Это уменьшило предложение и повысило цену. Но бороться с этим можно только одним способом — вводить пошлину на экспорт сырых пиломатериалов.

Также по мере наведения порядка в лесной отрасли сужается сегмент «серого» лесопользования. Очень много малых и средних компаний, работавших в тени, уходят с рынка. Уменьшается объем предложения, а чтобы его заместить, требуется время.

Реклама

Возможно, вам это будет интересно