Реклама
Хабаровский лес продолжает идти на экспорт кругляком

Хабаровский лес продолжает идти на экспорт кругляком

Источник: Хабаровский край сегодня

Груженные кругляком железнодорожные составы, убегающие куда-то вдаль, – картинка давно привычная и не меняющаяся, несмотря на постоянно повышающиеся экспортные пошлины. Кстати, на продаже древесины за границу в регионе зарабатывают больше, чем на рыбе или угле, но распорядиться богатством тайги по-настоящему грамотно не всегда удаётся.

О проблемах отрасли ИА «Хабаровский край сегодня» рассказал начальник управления лесопромышленного комплекса министерства промышленности Хабаровского края Михаил Толстых.

Приоритеты

Самый первый из крупных проектов в области освоения лесов Хабаровского края со статусом «приоритетный инвестиционный» в ближайшее время официально станет завершённым. Завод по производству древесноволокнистых плит «Римбунан Хиджау МДФ» в посёлке Хор района имени Лазо создал мощности по переработке почти в соответствии с графиком и сегодня является единственным бегуном на длинной дистанции, добежавшим до финиша, стартовав в далёком 2008 году.

В пути, с разной успешностью, находятся ещё три серьёзных «приоритетных» игрока – предприятия «Дальлеспром», «Восточная торговая компания» и «Леспром-ДВ».

За различные махинации «судьи» в лице Минпромторга России и других серьезных ведомств сняли с соревнования компании «Азия-лес» и «Логистик-лес», лишив их льгот и аренды лесосеки.

Других перспективных производств, в том числе широко анонсированного проекта строительства в крае крупного целлюлозно-бумажного комбината, пока не предвидится.

К реализации проектов «Дальлеспрома» в Амурске и «ВТК» в Советской Гавани и посёлке Хор у властей Хабаровского края практически нет претензий, если и отстают от графиков, то некритично.

Совершенно другой случай – «Леспром-ДВ», компания обязалась, что ещё в 2018 году запустит линии по лущению и лесопилению, получила за это участки тайги под заготовку сырья без конкурса. На момент проверки в декабре 2019 года обещание не выполнено, в цехах без стен у посёлка Хор стоят станки, не подключенные в единую технологическую цепочку.

- У них уже было отставание на год, им в Минпромторге РФ дали шесть месяцев на исправление, и сроки снова сорваны, - продолжает Михаил Толстых. – Да, есть цеха по выпуску палочек для еды и заготовок для карандашей, но они в состав инвестпроекта не входят. «Леспром-ДВ» сейчас через суд пытается доказать, что они свои обязательства выполняют – посмотрим, получится ли у них это сделать.

Если предприятию не удастся доказать свою правоту, комплекс лишится статуса приоритетного и льготной лесосеки - то есть мощности по пилению, которые «Леспром-ДВ» хотел создать, не будут обеспечены сырьём. Кроме того, к работе предприятия есть и другие вопросы: миграционная служба выявила в цехах компании десятки рабочих-иностранцев, не имеющих права на работу в России.

- И тем не менее, сегодня переработать на месте мы способны около 7,8 млн. кубометров древесины, а заготавливаем 6,3 млн. кубометров в год. То есть, весь деловой кругляк может оставаться в крае и идти в переработку, - объясняет Михаил Толстых. – Наша важнейшая цель сейчас - загрузить все имеющиеся и создаваемые мощности сырьём.

Регулярное повышение пошлин на вывоз из России необработанного леса должно было перенаправить потоки кругляка с экспорта на переработку.

В полной мере переломить эту ситуацию пока не удалось, хотя наметились и позитивные результаты: в 2019 году в крае на 4,6% выросло производство пиломатериалов, популярные топливные гранулы, пеллеты, за тот же срок прибавили 19%. В это же время на хабаровскую древесину резко снизил спрос главный её покупатель - Китай и это повлекло за собой снижение цен. Российские промышленники предположили, что наши соседи на своём севере ввели в работу десятки лесопильных заводов и сами снабжают доской и брусом промышленный юг.

Феодалы

- В теории мы в крае можем заготовить 28 млн. кубов в год, из них участки на 10 млн. кубов переданы в аренду, но полное освоение этого ресурса сейчас невозможно, - объясняет Михаил Толстых. – Леса много, но к нему нужно строить дороги, а с нашим рельефом и расстояниями частники такие расходы сами не потянут.

Ряд экспертов в сфере лесной промышленности уже много лет продвигают другие методы освоения ресурсов, в частности финский. Цена аренды участков в разы выше, но государство к ним за свой счёт прокладывает дороги: руби, только плати больше. И ещё один европейский пунктик: если в регионе есть деревообрабатывающее производство с дефицитом сырья, пока его не насытишь - не получишь разрешения на экспорт.

Российские законы таких ограничений и правил не предусматривают, в результате 120 арендаторов участков в Хабаровском крае являются фактически феодалами: у каждого свой устав, свои цели, задачи и планы. Им проще продать за границу кругляк, несмотря на то, что завод по соседству простаивает без сырья или вынужден покупать его почти по мировым ценам.

- Полная переработка сырья от пиления до переработки отходов в пеллеты для промышленников намного выгоднее, если не брать предприятия в отдалённых районах края с очень дорогим электричеством, - говорит Михаил Толстых. – Наладить работу таких комплексов получается не у всех, а на простом роспуске кругляка на брус и доски немного заработаешь.

Требуются радикальные меры

Ещё один нелогичный параграф нынешних законов: таможенные квоты на вывоз кругляка предоставляют тем предприятиям, у которых есть мощности по переработке. Зачем, если экспортировать выгоднее товар с высокой добавленной стоимостью? Такой пункт больше нужен тем, кто только начал развиваться, это быстрые деньги: заготовил, вывез, продал, заработал, купил перерабатывающие мощности. Сейчас получается, что под условный перерабатывающий завод коммерсанты подтягивают «чужой» кругляк для продажи за границу.

- Все эти факторы значительно тормозят проект строительства целлюлозно-бумажного комбината, - отмечает Михаил Толстых. – Действующие арендаторы лесных участков не заинтересованы в снабжении такого комплекса сырьём, и это основное, пока непреодолимое препятствие.

Нескольких потенциальных иностранных инвесторов целлюлозного производства в Амурске, приезжавших посмотреть возможности на месте, этот факт и не устраивает. Один из лесопромышленников, сопровождавших китайскую делегацию, рассказывал: «Говорят, хорошая идея, выгодная, есть одно «но»: пока нет законодательно установленного приоритета в снабжении сырьём местных производств, мы не участвуем».

Кстати, по указанию полпреда Президента РФ в ДФО Юрия Трутнева для ещё не начатого строительства ЦБК рядом с Амурском выделено 2,6 млн. кубов лесосеки, и участки стоят неосвоенными уже три года. Между прочим, потенциально это 1,3 млн. кубов бруса и доски из ели и лиственницы в год – не слишком ли шикарно пускать деловую древесину на бумагу, если целлюлозное производство можно загрузить исключительно опилками и щепками?

- С действующими железнодорожными тарифами и нормами нагрузок на ось для тяжёлых автофур щепу и опилки в Амурск везти совершенно невыгодно, значит, никто и не будет этим заниматься, - подчёркивает Михаил Толстых. – Можно, конечно, отправлять отходы рекой, но это всего полгода работы в навигацию, нужно строить у лесосек отгрузочные площадки и баржи для перевозки.

Высокие экспортные пошлины в Хабаровском крае пока ненамного изменили баланс на весах между кругляком и обработанной древесиной, мощности местных комбинатов всё ещё не загружены полностью.

Коренным образом изменить историю, оставив в регионе всю возможную прибыль от богатств тайги, всё же реально, хотя и выглядит фантастично. В идеале это один главный распорядитель лесом, пусть и государственно-частный – как «Газпром», к примеру. Арендаторы в таком раскладе становятся просто подрядчиками: заготовили, вывезли с участков, сдали, получили деньги.

На какие заводы и в каком объёме дальше пойдёт кругляк, решать уже не им – в таком случае за рубеж отправятся только остатки, если они при этом останутся.

КСТАТИ

  • По данным Дальневосточного таможенного управления, в прошлом году Хабаровский край продал за границу 2,6 млн. кубометров кругляка более чем на 200 млн. долларов.
  • По подсчётам краевого управления лесами, если вырубать не более 8 млн. кубометров леса в год, то запасов хватит почти на 400 лет, при этом лесовосстановление вдвое перекрывает ущерб от рубки, пожаров и гибели деревьев от вредителей и природных явлений.
  • 5 млрд кубометров - общий запас древесины в крае. 3,5 млрд кубометров пригодны для переработки.
  • 5,6 млрд штук - деловых деревьев в лесах края.
  • 59 млн гектаров - покрытых лесом земель Хабаровского края.
Реклама

Возможно, вам это будет интересно