Эксперт: «Проблема не в рубках леса, а в том, как и где их в Бурятии ведут»

Фото: https://burunen.ru

Эксперт: «Проблема не в рубках леса, а в том, как и где их в Бурятии ведут»

Источник: ИД «Буряад yнэн» Александра АНДРЕЕВА

Инвесторы в лесную промышленность Бурятии крайне необходимы. Главное в этом вопросе – какие требования должны быть соблюдены при заключении инвестиционных соглашений, считает кандидат экономических наук Александр Васильев.

Необходимым условием успешного и экологически, и экономически проекта эксперт считает следующее: в любом случае это должен быть проект по глубокой переработке древесины, сообщает ИА Буряад Yнэн.

«Особые условия»

По мнению эксперта, для инвестора в отношении лесосеки должны быть предусмотрены и детально прописаны строительство лесовозных дорог, вывоз с лесосек порубочных отходов, рубка с охранением молодняка и подроста, меры по недопущению эрозии почв на местах вырубок, и особенно – лесовосстановление.

«Должно быть также чётко прописаны посевы и посадки леса, закладка лесных питомников, заготовка семян - в общем всё, вплоть до показателей минимального уровня приживаемости высаженных культур», - считает Александр Васильев.

В отношении же собственно производства – переработки леса соглашениями должны быть предусмотрены и детально прописаны обязательства по месту размещения предприятия, планируемые ассортимент продукции и объёмы производства, планируемая выручка от реализации продукции, планируемые объёмы налоговых поступлений (по уровням бюджетной системы), характеристики применяемых в производстве технологий и особенно – показатели экологической безопасности.

Особое внимание, по словам эксперта, должно быть уделено и занятости населения: должны быть предусмотрены и прописаны с максимально возможной точностью количества создаваемых рабочих мест с их разбивкой на АУП, производственный и вспомогательный персонал лесозаготовительного производства, производственный и вспомогательный персонал перерабатывающего производства, обязательства инвестора по заработной плате и соцпакету и т.д.

Что касается приоритетных инвестиционных проектов в области освоения лесов, введение в практику заключения подобных соглашений начато с 2007 года. Чтобы его заключить, инвестпроект должен быть включен в соответствующий перечень. Если кратко, поясняет Александр Васильев, то для того чтобы проект был признан приоритетным, он должен соответствовать ряду критериев. Основные из них: инновационность, комплексность переработки древесины, экологичность.

«Проекты, включенные в перечень, затрагивают все сферы производства лесного комплекса: лесозаготовка, лесопиление, плитное производство, целлюлозно-бумажное производство, домостроение, производство мебели. Целью создания таких приоритетных инвестиционных проектов заявлено улучшение инвестиционной привлекательности лесного сектора России за счёт преференций и льгот. Так, например, для инвесторов, планирующих к реализации в лесном секторе наиболее актуальны инновационные проекты стоимостью не менее 300 млн рублей», - уточнил Александр Васильев.

Однако в любом случае речь не идёт о передаче лесов в собственность, отмечает эксперт, но инвесторы получают право на ряд льгот.

«Нормативно-правовые акты устанавливают приоритет в предоставлении лесных участков в аренду до 49 лет без проведения аукциона, а также сниженную вдвое ставку платы за лесные ресурсы. Кроме того, в рамках этих программ инвесторы должны получать региональные льготы (отсрочка уплаты налогов, предоставление субсидий из федерального бюджета организациям лесопромышленного комплекса на возмещение части затрат на уплату процентов по кредитам, полученным на реализацию целей инвестиционных проектов, выделение участков под строительство объектов). Будут ли даны какие-то льготы из этого перечня – зависит от правительства региона. В принципе, могут и не давать», - отметил эксперт.

Резерв есть, условий нет?

Кстати, говорить о том, что всё уже вырублено или вырубается под корень, тоже не приходится. Александр Васильев приводит такие цифры: расчётная лесосека для Бурятии, то есть тот объём древесины, который может вырубаться при правильной организации работ, без негативных последствий для экологии, составляет 10 млн кубометров в год. Объём заготовленной древесины же за 2012-2015 годы составил 2,1 - 2,2 млн кубометров ежегодно.

В советское время объём древостоя, отводимого под рубки, в год составлял по 7 миллионов кубометров и более. При этом значительная его часть уходила в порубочные остатки и просто уничтожалась (и даже бросалась). Вывозка древесины в период с 1940 по 1990 годы составляла от 3017 до 5629 тысяч кубометров – последние цифры относятся к 1980 году. Немногим менее было вывезено в 1970 году – 5462 тысячи кубометров.

По данным Байкальской комплексной экспедиции Института географии АН СССР, состоявшейся в 1967 году, по Бурятии только в одном 1965 году были выполнены рубки в древостоях запасом 7 млн кубометров, а заготовлено и вывезено лишь 5,1 млн кубометров деловой древесины. Остальное ушло в порубочные остатки. При этом на долю ПО «Забайкаллес» в разные периоды приходилось от 60 до 80% заготовленной древесины. В Китай же, например, в 1965 году из 1221,2 тысяч кубов деловой древесины комбинат «Забайкаллес» отгрузил 203 тысячи кубометров.

«Условия для полного использования древостоя и глубокой переработки леса в республике созданы так и не были. Основным видом вывозимой древесины всегда был круглый лес. Наряду с ним вывозились пиловочник, рудничная стойка, пиломатериалы, шпалы, телеграфные столбы, тарный кряж, судостроительный лес. Не использовалась основная масса порубочных остатков: пни, сучья, вершинник, опилки, объём которых исчислялся в сотнях тысяч кубометров. Эти отходы являются ценным сырьем для лесохимии, которой в республике тоже никогда не было. Введение в строй Селенгинского ЦКК проблему не решало.То есть сегодня в республике лесозаготовка в разы меньше и необходимого, и возможного объёмов. А значит проблема не в рубке как таковой. Проблема в том, где ведут рубки и как их ведут», - считает Александр Васильев.

«Такого не было никогда?»

Можно, конечно, впасть в амнезию и подобно некоторым тоже заявлять, что никаких варварских де в советские времена не было, рассказывает эксперт.

«И наши, местные, постоянно допускали перерубы на участках, отведённых в центральных, удобных районах заготовок, и недорубы на отдалённых и труднодоступных участках. Ещё более дикими были заготовители из братских республик. Многие должны ещё это помнить.В начале 1960-х годов после выхода какого-то союзного постановления в Бурятии появились первые самозаготовители (!) из союзных республик, которые вели вырубку леса в нарушении всех правил.Осознавая критичность ситуации для наших лесов в 1965 году Бурятский обком КПСС обращался в ЦК КПСС и Совет Министров с просьбой о прекращении такой практики. Однако Москва игнорировала это обращение, и самозаготовители продолжили вырубку леса с еще большей интенсивностью. Только в центральной части республики переруб составил в 1964 году 275 тысяч кубометров леса, 1965 году – 280, в 1966 году – 282 тысячи кубометров. Тогда, чтобы уберечь от рубки кедровники, Совет Министров Бурятской АССР передал леса Бичурского, Кяхтинского и Мухоршибирского районов госпромхозу «Чикойский»» - процитировал эксперт Василия Васильева, автора сборника «История развития лесной промышленности Бурятии».

«И не могу не заметить ещё одно обстоятельство. До сего времени никаких проектов с китайскими инвесторами по заготовке леса власть на территории Бурятии не реализовывала. Весь этот бордельеро, всё это варварство, весь этот наносимый рубками ущерб экологии – дело рук (и умов) наших собственных сограждан», - отметил Александр Васильев.

Такое мнение эксперт высказал в свете бурного обсуждения в интернете информации о проекте по заготовке и переработке леса компанией «МТК-Дженкей» и попросил сначала «…всё же понять, о чём идёт речь, а уже потом делать выводы».

«Надеюсь, что то о чём написал, пригодится искренне заинтересованным людям, желающим отстаивать интересы села, района, республики в реальности, а не заниматься тиражированием глупостей в сети», - подчеркнул Александр Васильев.

Напомним, 5 июня прошлого года тогда ещё исполняющий обязанности Главы Бурятии Алексей Цыденов и глава вышеупомянутой компании Ли Шубо подписали соглашение о намерении реализовать инвестиционный проект - предприятие по глубокой обработке древесины, который позволит создать в республике непрерывный цикл производства. Объём планируемых вложений китайской компании – около 753 млн рублей. Инвестирование должно пройти в три этапа - планируется создание пяти производственных линий. Планируется, что объем инвестиций по данному проекту составит 753 млн рублей, а производство готовой продукции и деревообработки составит 149 тысяч кубометров. Это позволит создать 200 рабочих мест. Будущий комплекс намерен реализовывать свои товары за пределами России. В частности на рынках Китая, Монголии, Иран, а в перспективе и стран Евросоюза.

По предварительным расчётам, это принесет в федеральный бюджет около 5,5 млн рублей, в бюджет Бурятии около 64 млн рублей, в городскую казну - около 3,5 млн рублей и во внебюджетные фонды – 30 млн рублей.

Заявленная цель «МТК-Дженкей» - рациональное использование лесных ресурсов Бурятии, по принципу замкнутого безотходного цикла экологически чистого производства. Кроме того, с обязательным восстановлением используемого леса.

Реклама

Возможно, вам это будет интересно