Развитие ЛПК должно быть эволюцией, просчитанной бизнесом

Развитие ЛПК должно быть эволюцией, просчитанной бизнесом

Источник: Регион 29 Алексей Шемякин
Игорь Орлов

Интервью: Игорь Орлов

Губернатор Архангельской области

Глава Архангельской области дал большое интервью на тему развития лесопромышленного комплекса журналистам телеканала «Регион 29».

— Игорь Анатольевич, мы находимся на Устьянской земле, где уже третий год подряд проходит чемпионат «Лесоруб XXI века». Скажите, для нашего региона, для участников, для фирм, которые работают в нашей области, это действительно престиж — участие в конкурсе, или это больше маркетинговый ход?

— Сейчас это, конечно же, уже статусное мероприятие, которое решает целый комплекс задач. Здесь есть всё: и популяризация данной сферы деятельности, желание представить на суд общественности и коллег свои профессиональные достижения. Также это возможность представить продукцию, которая разрабатывается в отрасли, это возможность найти, нащупать новые ниши, в которые нужно прийти и которые востребованы.

Здесь всё: и маркетинг, и профессиональный рост, и обмен опытом. Когда мы к этому ещё добавили вместе с минприроды РФ и Рослесхозом дискуссионные площадки, где можно обсуждать различные вопросы с людьми, которые работают в лесу, это теперь и научно-образовательная, общественно-познавательная площадка, которая охватывает весь спектр деятельности в лесу, весь спектр тех вопросов, которые позволяют говорить о лесной отрасли, как о высокотехнологичной, ресурсоёмкой, экологически важной. Это мероприятие, безусловно, выполняет комплексную задачу, которая вылилась из попытки сделать именно соревнование. Я хорошо помню, как на этой же территории три года назад стояло только несколько специализированных комплексов и ничего больше. Сегодня это важная профессиональная площадка, у которой сохраняется потенциал роста и создания новых возможностей для всех, кто занимается лесом.

Качественно новый уровень

Фото ИА «Регион 29».

— Сегодня в регионе темпы лесопереработки явно идут на подъём. Недавно мы открывали на ЗАО «Лесозавод 25» новый цех группы компаний «Титан». Группа компаний «Илим» в Коряжме тоже презентовала свое новое детище. Ещё был ряд открытий уже в этом году. Понятно, что это выгодно бизнесу и почему это выгодно бизнесу. А для региона какое это имеет значение?

— Я хорошо помню 2013 и 2014 годы, когда у людей сложилось совершено неправильное впечатление о том, что лесная отрасль в Архангельской области прекращает существование, что мы её теряем. А мы, ещё в 2013 году, поставили перед собой задачу сделать из этой отрасли не систему выживания, а систему роста. То есть создать те условия, которые позволили бы говорить о нашем регионе не просто как о всероссийской лесопилке, а как о законодателе всего, что происходит в лесной отрасли.

Ставилась задача не повторять и не выхватывать остатки того, что было в прежние годы, а сделать качественный шаг вперед. И я могу сегодня констатировать тот факт, что у нас получилось. Мы смогли добиться того, что сегодня всё лучшее, что делается в отрасли в России, да и не только в России, происходит в Архангельской области. Можно говорить о статистических данных — мы сегодня переросли те объёмы переработки леса, которые были в 2005 и 2012 годах. Мы работаем над углублением этой переработки. Сегодня комплексно решается задача утилизации леса, интенсификации лесопользования, восстановления леса. Решения, которые позволяют нам сделать из леса не источник решения сиюминутных проблем, а именно движения вперед и развития.

Есть ещё целый ряд таких, казалось бы, незаметных событий, которые, на первый взгляд, не были столь ярко освещены. Например, соглашение, подписанное «Илимом» по созданию нового комплекса в области химии леса. Сегодня появляется задача перед нашими участниками, работающими и обеспечивающими этот рынок — русификация ряда производств. Мы смогли вернуть свои позиции, которые достигли в прежние годы, в лучшие годы. Сейчас мы переходим на новый качественный уровень.

Сегодня перед нами стоит очень важная задача обновления стратегии развития в лесу. И в рамках той стратегии, которая разрабатывается в целом министерством природных ресурсов и экологии России мы поставили задачу переработать свою стратегию в лесной отрасли для того, чтобы обеспечить качественный рывок и заинтересовать в этом инвесторов, жителей региона, молодёжь, науку, и всех тех, кто понимает значимость роли леса в экономике России.

— Всё замечательно. Мы увеличиваем лесозаготовку, появляются новые делянки, появляются какие-то новые компании — все это хорошо, это рабочие места, это продажа леса, это инвестиции и так далее. Но некоторые скептики говорят, что мы стали больше рубить, чем сажать. Конечно, лесовосстановление тоже очень развито в области сегодня. Правда, эти деревья вырастут через 100 лет. Не потеряем ли мы таким образом то лесное богатство, которое есть в регионе?

— Скептики, наверное, в силу своих каких-то жизненных обстоятельств видят во всём только плохое. Мы же, в том что происходит, в тех технологиях, что приходят в лес, видим позитивные решения, которые позволяют нам смело смотреть в будущее. Во-первых, лесосека наша сегодня вся рассчитана не на год, не на два, а на десятилетия вперед. Сейчас, имея запас где-то в 60-70 лет, мы должны обеспечить реновацию лесной отрасли, лесного ресурса через вот эти циклы. При этом мы должны проводить то самое интенсивное использование лесного ресурса, который позволит не прерывать деятельность действующих производств, гарантированно обеспечивать их ресурсом по всем направлениям: и в целлюлозо-бумажной промышленности, и в деревообработке, и в биотопливе. Сегодня это получается.

Как раз во время обсуждения различных вопросов в ходе круглого стола на «Лесорубе XXI века» мы говорили о том, что интенсификация позволит нам своевременно использовать ресурс и даже за счёт рубок ухода получить подпитку всем остальным отраслям, которые работают с лесом. Ну, а скептики живут старыми понятиями.

Лесной бизнес: крупный, средний и малый

— Игорь Анатольевич, с распределением лесных участком, вроде бы, разобрались. «Чёрные лесорубы» ушли в прошлое, если можно так сказать. Всё же стоит на повестке дня вопрос, который касается малого и среднего бизнеса, который работает сегодня на лесных делянках в лесу. Всё же приоритет сегодня отдаётся крупным компаниям. Не страдает ли при этом мелкий бизнес, не разоряется ли? Это тоже рабочие места, занятость. Особенно в тех глухих посёлках, где люди только этим и живут.

— Это опять сформированное некомпетентными людьми впечатление. Есть очень чёткие цифры. Из 12 миллионов лесосеки, которую мы рубим в год сейчас, на выходе более шести миллионов рубится малым и средним бизнесом. То есть приоритет у малого и среднего бизнеса, а не у крупного. Если мы посмотрим, кто работает с крупным бизнесом на делянке — увидим, что это вновь малый и средний бизнес. Просто есть те, кто работает по своим принятым решениям и технологиям. Тому малому и среднему бизнесу, который хочет работать с крупным, участвуя во всех этапах формирования, в том числе и прибыли, приходится тоже покупать современные комплексы, участвовать в технологической цепочке, которую заявляет крупный бизнес. И снова там есть малый и средний.

То есть, если мы этот малый и средний бизнес, который работает под крупным, присоединим к этим шести миллионам, которые только на этом работают, тогда вообще цифра уйдет в восемь-девять миллионов. Поэтому сегодня подавляющее количество леса перерабатывается и осваивается силами малых и средних предпринимателей. Но жизнь не стоит на месте. И, к сожалению, те, кто не встраиваются в эту технологическую цепочку, не работают над сокращением издержек, не работают над выстраиванием логистики, над квалифицированным поиском рынков сбыта, могут оказаться в сложной ситуации. Но мы сегодня, как региональная власть, очень чётко понимаем, что это часть нашей ответственности, от которой мы не имеем права уходить.

— Игорь Анатольевич, что касается лесопромышленного кластера в Поморье. Он же тоже ориентирован, прежде всего, на малый бизнес? В этом направлении все нормально, все позитивно?

— Кластерное развитие проходит свои первые шаги. Есть плюсы и минусы в этом. Больше плюсов. Вопрос сквозного взаимодействия, как через кластер углублять переработку леса, он нам интересен. Именно поэтому мы поддерживаем наш северный кластер. Я очень рассчитываю, что появится кластерное решение на других территориях. Потому что это позволяет максимально задействовать ресурсы и возможности.

Например, взять Устьяны. Здесь кластер идёт другим путем. Он, решая лесные задачи, пошёл в ЖКХ. Он пошел в биотопливные проекты. Он пошел в логистику. Это тоже кластер, просто он объективно сложился, а не директивно. Поэтому все варианты развития хороши. Мы их будем только поддерживать. И там, где это будет нацелено на положительный эффект для территории, для социальной обстановки этой территории, мы всегда рядом и всегда готовы подставить плечо. Или встать рядом и решать задачи вместе.

Просчитанная эволюция

— Устьянская земля — это особенная территория лесозаготовки и лесопереработки. По другому сложилась судьба у гигантов лесохимии и лесозаготовки. Я имею ввиду и целлюлозно- бумажный комбинат в Архангельске, ЛДК-3, второе ЛДК, три предприятия в Архангельске — они разорились, закончили своё существование. Сотни людей оказались на улице. Есть ли какая-то возможность подобные предприятия, я не имею ввиду только эти, каким-то образом возродить? От чего это зависит?

— То, что мы потеряли Соломбальский комплекс и ряд ЛДК — это эволюция.

— То есть, они не успели?

— Они не успели. Они опоздали. Они не восприняли вызов времени. И попытка вытаскивать подобного рода предприятия — это просто уничтожение региональных возможностей. Мы должны сосредотачиваться на тех направлениях деятельности, где люди готовы решать задачи в современных условиях, с новыми технологиями, соответствовать вызовам времени, сокращать издержки. Все это — составляющие современного бизнеса. Те, кто этого не понимают, уходят с рынка, «умирают».

Что касается перспектив, то сегодня у нас на рынке настолько высокого качества инвесторы в лесной отрасли, что я ожидаю от них ещё целого ряда прорывов. Я уже упоминал о новом переделе лесохимии на базе предприятия, созданного с участием группы компаний «Илим» в Коряжме. Я ожидаю таких же решений и на ряде других территорий. Мы как-то очень спокойно пропустили серьёзный прорыв компании «Бионет» в Онеге. Они не просто пеллеты делают. Они делают их на базе отходов гидролизного завода в Онеге. В основе лежит лигнин. У нас есть лигнин в Архангельской области на базе бывшего гидролизного завода.

Тема целлюлозы так же актуальна. Но нам нужна целлюлоза не та, которая формирует переизбыток на рынке, а та, которая займёт новые ниши. А есть освободившиеся ниши в целлюлозно-бумажной промышленности, над которыми инвесторы будут работать и, осознав экономику этого процесса, войдут в него. У нас в ближайшее время на базе бывшего Соломбальского ЛДК появится гиперсовременное производство. Не суперсовременное, а именно гиперсовременное. Потому что это производство будет и по качеству, и по выходу, и по скорости, и по глубине переработки выше всех тех, которые сейчас существуют в Архангельской области. По крайней мере так продекларированно в проектной документации, в намерениях инвестора. Вместе с переработкой леса они будут формировать, в том числе, и новые ресурсы. Ту же щепу, опилок, который нужно будет вовлекать в следующий передел. А значит, встанет вопрос куда девать этот ресурс, а так же где перерабатывать, как создавать новые мощности.

Но, повторюсь, это должна быть эволюция, хорошо просчитанная бизнесом, который будет нести ответственность за эту сферу деятельности. Ни в коем случае нельзя допустить того, чтобы эти предприятия, решая сиюминутные задачи, оставляли после себя выжженную землю, брошенных людей, оставшихся без работы. И мы здесь стараемся вести себя предельно аккуратно. При всей очевидности того, что случилось с Соломбальским ЦБК, мы извлекли из этого большой опыт. Мы каждый раз будем принимать решения о поддержке подобного рода проектов, анализируя, насколько это востребовано, современно и продолжительно.

— То есть, несмотря на то, что мы постепенно возвращаем себе звание всероссийской лесопилки, Вы возлагаете на бизнес ещё больше надежд и ставите перед ними ещё большие задачи?

— Безусловно. Именно так и никак иначе. Мы в современной жизни без новых технологий, без новых решений, без новых прорывов в организации производства будем отставать. Нам хватит уже того опыта, что у нас есть. Не допустить отставания — это задача и бизнеса и государства. Мы здесь всегда будем друг друга держать в тонусе.