Как повысить эффективность лесозаготовки в Сибири

Источник: Российская газета Юрий Жбанов (зампредседателя общественного совета при департаменте лесного комплекса Тюменской области, директор предприятия "Арго-лес")

Арендаторы лесных участков обычно остаются в тени, когда обсуждают проблемы лесовосстановления или деревообработки. Их труд обывателям, которые ходят в лес только по грибы или на шашлыки (сейчас и это в некоторых регионах делать запрещено из-за пожароопасного сезона), остается незаметным. Скорее арендаторов лесных участков, а не самих себя, посетители лесных угодий считают потребителями. Но это в корне неверно.

Бывает, что в сферу лесного хозяйства приходят предприниматели, ошибочно считающие, что здесь можно быстро получить прибыль. Приходят - и сталкиваются с трудностями, которых не ожидали. Например, не учли, что глубокий снег зимой или отсутствие дождей летом, лесные пожары или высокий уровень воды не просто погодные факторы, а экономические: они напрямую влияют на возможность или невозможность заготовить нужный объем древесины, выйти на окупаемость, на определенный уровень развития производства.

Особенность лесозаготовки в Сибири в том, что она в основном зимняя. Но, когда погода теплая, невозможно наморозить зимники, есть риск в сезон остаться без сырья. Хорошо, если на соседних территориях работают нефтяники, которые к своим участкам дороги проложили. А если все придется делать собственными силами? Тогда недостаточно будет построить ровно столько, сколько прописано в договоре аренды - от сих до сих. Надо прокладывать с запасом. Во-первых, чтобы обеспечить себе возможность круглогодично заниматься заготовкой, во-вторых, чтобы в случае чего быстрее добраться до места пожара. Не на вездеходе, а на любом транспортном средстве.

Когда-то лесничества были структурными подразделениями лесхозов, недостатка в технике не испытывали. Техсредствами их обеспечивали по федеральному нормативу, согласно площади участка. Но Лесной кодекс, принятый в 2006 году, нормативы перекроил, изменил структуру управления лесами, сократил численность персонала. Чтобы вписаться в новшества, регионам приходилось хитрить: к лесопожарной технике, например, причислять все, что движется, даже те машины, которые должны выполнять уход за лесными культурами. Но природа вывела хитрецов на чистую воду: когда начали полыхать леса в разных концах страны, проблемы отрасли оказались как на ладони. В итоге суммы финансирования на приобретение лесопожарной техники увеличили.

Отдельный пункт - импортозамещение. Оно необходимо и в лесу. Точнее, на лесопилках и на валочных комплексах, которые открывают предприниматели на арендованных участках. Например, есть современные станки с широкими лентами, с ЧПУ, гидравликой, которые огромные бревна распиливают ровными и тонкими пластиками, как колбасу в нарезке. Но есть и морально устаревшие ленточнопильные станки, к которым 700-килограммовые бревна приходится подкатывать вручную, а каретку передвигать, как груженую углем вагонетку. На первых оператор за смену может напилить до 20 кубометров, на вторых едва ли сделает половину. Качество обработки материала на узких ленточнопильных станках ниже - для строительных нужд вполне пригодное, но для столярных изделий не пойдет. Мы выбрали широкое ленточное пиление, при котором потери древесины на опилки и горбыль - не более 30 процентов. К тому же станки с ЧПУ и полной механизацией повышают производительность труда. Но беда в том, что они импортные. Проблему сбоев в работе зарубежной электроники, думаю, решим просто, с "мозгами" таких аппаратов айтишники разберутся. Сложнее с "родными" запчастями к импортным станкам - их проблематично заменить. Фирмы-изготовители на письма-обращения с просьбами уточнить характеристики деталей отвечают невнятными отказами.

Кроме организации бизнес-процессов по переработке древесины, арендаторам нужно думать и о лесовосстановлении. Не по остаточному принципу, не в нагрузку, а как о логическом завершении процесса. Объемы по площадям просчитать несложно, но стоимость сеянцев не угадаешь. Она зависит от многих факторов, в том числе погодных условий. В засуху или при подтоплении цены могут резко взлететь, как случилось в прошлом году. Тем не менее объем лесовосстановительных работ, предусмотренных договором, надо выполнить. В 2021 году в рамках регионального проекта "Сохранение лесов" нацпроекта "Экология" объем заготовленных и закупленных семян для лесовосстановления - ели и сосны, в том числе с улучшенными наследственными свойствами - превысил две тысячи килограммов. Но не каждое семечко сможет стать взрослым деревом. По статистике, до 30 процентов лесных сеянцев по разным причинам не выживают, их приходится заменять, делянки дополнять, ухаживать за ними около шести лет, а затем проводить рубки ухода.

Нужно растить и арендаторов лесных участков. Растить - значит готовить к трудностям этого бизнеса. Помогать начинающим, не дать им разувериться в собственных силах. Например, Минпромторг РФ реализует программу поддержки крупных федеральных инвестпроектов. Почему бы не разработать подобную для региональных? В Тюменской области есть участки леса, зарезервированные под крупные инвестпроекты. Но годами там ничего не происходит. А в это время небольшие предприятия лесопереработки буксуют из-за нехватки сырья. Нужно искать решение. Скажем, государство могло бы взять на себя частичное финансирование строительства магистральных лесовозных дорог, что помогло бы арендаторам осваивать новые площадки, или делегировать часть федеральных полномочий регионам. На мой взгляд, необходим новый Лесной кодекс - с него следует начинать. Сейчас он напоминает костюмчик в известной миниатюре Аркадия Райкина: "К пуговицам вопросы есть? - нет. К рукавам есть? - нет". А итог? Не радует.

Реклама

Возможно, вам это будет интересно