Место для вашей рекламы
Древесина дождалась переработки

Фото: Юрий Смитюк/ТАСС

Древесина дождалась переработки

Источник: РБК+ Ольга Матвеева

Правительство за счет нового Лесного кодекса и ограничения экспорта необработанной древесины рассчитывает повысить эффективность отрасли.

Несмотря на колоссальные лесные ресурсы России (на ее долю приходится примерно пятая часть площади мировых лесов), вклад отрасли в ВВП страны до сих пор, по оценке Минприроды, лишь немного превышает 1%. Низкая эффективность заготовки древесины, недостаточное лесовосстановление и высокий объем теневого рынка круглого леса и пиловочника — вот, по мнению экспертов, основные причины такого положения.

Глава правительства РФ Дмитрий Медведев поддерживает идею создания нового Лесного кодекса, о чем он говорил в феврале текущего года на встрече с членами Совета Федерации. После чего Минприроды, Минюсту, Минэкономразвития и Минфину было дано поручение представить предложения с указанием сроков выполнения работ и ответственных исполнителей.

А в Госдуму в феврале 2019-го поступил на рассмотрение законопроект об ограничении до 2035 года экспорта необработанной древесины. До полного запрета дело вряд ли дойдет (а такие предложения звучали), поскольку, как сказал в ходе правительственного часа в Совете Федерации в апреле текущего года министр промышленности и торговли Денис Мантуров, это идет вразрез с обязательствами перед ВТО.

К тому же, как пояснил министр, в этом нет необходимости. Если в 2008 году экспорт необработанной древесины составлял 22% общего объема экспорта леса, то сейчас он достиг исторического минимума 7–8%. Квота на экспорт круглого леса сегодня составляет 4 млн куб. м и будет снижаться. В то время как вывозная пошлина будет увеличена до 13%, а затем и до запретительных 80%.

Приворотный механизм

Помимо экспортных пошлин государство использовало механизм приоритетных инвестпроектов, который предусматривал упрощенные процедуры получения лесных ресурсов, государство стимулировало создание на территории страны перерабатывающих производств. Кроме того, на срок окупаемости проектов государство предоставило льготу в размере 50% минимальной ставки платы за древесину на корню и превышения рыночной стоимости над минимальными ставками в конкретном регионе.

Развитие производств глубокой переработки древесины и ужесточение контроля за ее оборотом обеспечило, по оценке Рослесхоза, рост объема заготовки древесины за десять лет на 27%, до 212,4 млн куб. м в 2017 году. При этом объем экспорта круглых лесоматериалов снизился практически втрое — с 51,1 млн куб. м в 2006 году до 19,4 млн куб. м в 2017-м. При этом поставки за рубеж продукции высоких переделов — фанеры, картона и бумаги различных видов — постоянно растут. Так, к 2018 году объем экспорта фанеры из России увеличился на 8,7%, до 2,7 млн куб. м (данные Segezha Group).

По оценке Игоря Новоселова из российского агентства WhatWood, около 40% российской лесной продукции в стоимостном выражении экспортируется за рубеж. Из-за такой ориентированности на экспорт предприятия отечественного леспрома стали не только зависеть от конъюнктуры международного рынка, но и следовать за его тенденциями. А на основных рынках сбыта в последние годы потребление сдвигается в сторону высокотехнологичной продукции. В мире активно растет спрос на целлюлозу, основной продукт переработки лесохимической промышленности. К 2030 году, по оценке группы «Илим», объем мирового рынка целлюлозно-бумажной продукции составит 570 млн т. Одна из ключевых причин такой динамики — ужесточение экологических норм в крупнейших развитых странах и отказ от использования пластиковой упаковки, что повышает спрос на различные виды упаковочной бумаги и картона.

Как указывают в Segezha Group, 76 стран уже ввели запрет или ограничения на обращение полиэтиленовых пакетов в торговле, а в декабре 2018 года к ним присоединились Новая Зеландия и Южная Корея. «Сегодня основные тренды в мире — переход к циклической биоэкономике, учитывающей полный цикл использования возобновляемых и невозобновляемых источников материалов», — пояснил РБК+ руководитель дирекции по связям с государственными органами Segezha Group Николай Иванов. В 2018 году на мировом рынке наблюдался дефицит крафт-бумаги, который был обусловлен высоким спросом на фоне ограниченного предложения (бумага этого типа выступает как экологичная замена пластику в упаковке). Также на ситуацию повлиял рост запретов на оборот пластиковых пакетов и продолжающийся рост мирового рынка картона и тары, в результате которого сокращается производство бумаги на свинг-машинах в США в пользу картона, говорят в компании. В результате из-за дефицита бумаги рост цен на бумажные мешки в 2018 году также был рекордным.

За ростом цен последовало повышение экспорта в сегменте бумажной, в том числе индустриальной, упаковки.

Как говорят в группе «Илим», ее предприятия планируют существенно нарастить выпуск целлюлозно-бумажной продукции. В июне 2018 года начато строительство нового целлюлозно-картонного комбината мощностью 600 тыс. т в год в рамках проекта «Большой Усть-Илимск» с инвестициями $1 млрд; он будет запущен к концу 2021 года. Одновременно ведется модернизация картонного производства на комбинате в Братске Иркутской области. В результате к 2022 году общий объем выпуска упаковочных материалов может достигнуть 1,5 млн т в год.

«Ключевое направление для нас—Азия, и прежде всего Китай», — говорят в группе «Илим», в прошлом году объем ее поставок в эту страну составил 1,5 млн т, к 2023 году планируется нарастить его до 2,4 млн т. Помимо упаковочных материалов компания собирается наращивать объемы производства и поставки целлюлозы в Азию. По оценке RISI (ведущая отраслевая аналитическая компания), в 2018 году спрос на товарную целлюлозу в Азии составил 35 млн т, а производство — лишь 8 млн т.

Гигиенический бум

Другими трендами в мировом лесопромышленном секторе стали существенный рост спроса на санитарно-гигиеническую бумагу в странах Юго-Восточной Азии и Африки, увеличение потребления макулатуры и переработки вторичного сырья, а также спрос на специализированные бумаги и картоны, отмечают в лесопромышленных компаниях. В то же время спрос на писчую бумагу, функции которой как средства передачи и хранения информации уходят в прошлое, а также на газетную бумагу с развитием интернета динамично падает.

Несмотря на то что лесной сектор России, по оценке агентства WhatWood, в 2017 году произвел продукцию на $28 млрд (из них лесопромышленники экспортировали на зарубежные рынки товаров на $11,3 млрд), импорт в Россию также был довольно существенным — его объем оценивается в $3,2 млрд. Хотя, говорят в агентстве, на фоне девальвации рубля, сокращения реальных располагаемых доходов населения, снижения потребительского спроса и импортозамещения некоторых продуктов Россия за последние четыре года снизила в 1,77 раза зависимость от импортной лесопромышленной продукции.

Тем не менее, говорит Игорь Новоселов, до сих пор страна сильно зависит от импортных высококачественных бумаг, картона и продукции на их основе, которые не производятся в России, — на них приходится 75% общего стоимостного объема импорта продукции лесопромышленного комплекса. Так, в 2017 году Германия и Финляндия обеспечили 36% общего объема ввезенной в Россию картонно-бумажной продукции (в стоимостном выражении). Причем после трех лет снижения этого показателя в 2017 году снова отмечен рост зарубежных поставок на 7% к уровню предыдущего периода.

Пока поставки за рубеж во многом остаются сырьевыми. Как отмечают в Национальном лесном агентстве развития и инвестиций, изменить ситуацию в пользу экспорта высокотехнологичной продукции лесопромышленного комплекса, по расчетам правительства, должна принятая в сентябре прошлого года стратегия развития лесного комплекса до 2030 года, а также новый Лесной кодекс, разработка которого сейчас обсуждается.

Комментарий Segezha Group

Правительство за счет нового Лесного кодекса и ограничения экспорта необработанной древесины рассчитывает повысить эффективность отрасли.

Несмотря на колоссальные лесные ресурсы России (на ее долю приходится примерно пятая часть площади мировых лесов), вклад отрасли в ВВП страны до сих пор, по оценке Минприроды, лишь немного превышает 1%. Низкая эффективность заготовки древесины, недостаточное лесовосстановление и высокий объем теневого рынка круглого леса и пиловочника — вот, по мнению экспертов, основные причины такого положения.

Глава правительства РФ Дмитрий Медведев поддерживает идею создания нового Лесного кодекса, о чем он говорил в феврале текущего года на встрече с членами Совета Федерации. После чего Минприроды, Минюсту, Минэкономразвития и Минфину было дано поручение представить предложения с указанием сроков выполнения работ и ответственных исполнителей.

А в Госдуму в феврале 2019-го поступил на рассмотрение законопроект об ограничении до 2035 года экспорта необработанной древесины. До полного запрета дело вряд ли дойдет (а такие предложения звучали), поскольку, как сказал в ходе правительственного часа в Совете Федерации в апреле текущего года министр промышленности и торговли Денис Мантуров, это идет вразрез с обязательствами перед ВТО.

К тому же, как пояснил министр, в этом нет необходимости. Если в 2008 году экспорт необработанной древесины составлял 22% общего объема экспорта леса, то сейчас он достиг исторического минимума 7–8%. Квота на экспорт круглого леса сегодня составляет 4 млн куб. м и будет снижаться. В то время как вывозная пошлина будет увеличена до 13%, а затем и до запретительных 80%.

Помимо экспортных пошлин государство использовало механизм приоритетных инвестпроектов, который предусматривал упрощенные процедуры получения лесных ресурсов, государство стимулировало создание на территории страны перерабатывающих производств. Кроме того, на срок окупаемости проектов государство предоставило льготу в размере 50% минимальной ставки платы за древесину на корню и превышения рыночной стоимости над минимальными ставками в конкретном регионе.

Развитие производств глубокой переработки древесины и ужесточение контроля за ее оборотом обеспечило, по оценке Рослесхоза, рост объема заготовки древесины за десять лет на 27%, до 212,4 млн куб. м в 2017 году. При этом объем экспорта круглых лесоматериалов снизился практически втрое — с 51,1 млн куб. м в 2006 году до 19,4 млн куб. м в 2017-м. При этом поставки за рубеж продукции высоких переделов — фанеры, картона и бумаги различных видов — постоянно растут. Так, к 2018 году объем экспорта фанеры из России увеличился на 8,7%, до 2,7 млн куб. м (данные Segezha Group).

По оценке Игоря Новоселова из российского агентства WhatWood, около 40% российской лесной продукции в стоимостном выражении экспортируется за рубеж. Из-за такой ориентированности на экспорт предприятия отечественного леспрома стали не только зависеть от конъюнктуры международного рынка, но и следовать за его тенденциями. А на основных рынках сбыта в последние годы потребление сдвигается в сторону высокотехнологичной продукции. В мире активно растет спрос на целлюлозу, основной продукт переработки лесохимической промышленности. К 2030 году, по оценке группы «Илим», объем мирового рынка целлюлозно-бумажной продукции составит 570 млн т. Одна из ключевых причин такой динамики — ужесточение экологических норм в крупнейших развитых странах и отказ от использования пластиковой упаковки, что повышает спрос на различные виды упаковочной бумаги и картона.

Как указывают в Segezha Group, 76 стран уже ввели запрет или ограничения на обращение полиэтиленовых пакетов в торговле, а в декабре 2018 года к ним присоединились Новая Зеландия и Южная Корея. «Сегодня основные тренды в мире — переход к циклической биоэкономике, учитывающей полный цикл использования возобновляемых и невозобновляемых источников материалов», — пояснил РБК+ руководитель дирекции по связям с государственными органами Segezha Group Николай Иванов. В 2018 году на мировом рынке наблюдался дефицит крафт-бумаги, который был обусловлен высоким спросом на фоне ограниченного предложения (бумага этого типа выступает как экологичная замена пластику в упаковке). Также на ситуацию повлиял рост запретов на оборот пластиковых пакетов и продолжающийся рост мирового рынка картона и тары, в результате которого сокращается производство бумаги на свинг-машинах в США в пользу картона, говорят в компании. В результате из-за дефицита бумаги рост цен на бумажные мешки в 2018 году также был рекордным.
За ростом цен последовало повышение экспорта в сегменте бумажной, в том числе индустриальной, упаковки.

Реклама

Возможно, вам это будет интересно