Реклама
Под фанеру: татарстанские лесхозы подставляют плечо братьям Когогиным

Фото: «БИЗНЕС Online»

Под фанеру: татарстанские лесхозы подставляют плечо братьям Когогиным

Источник: «БИЗНЕС Online» Наталья Голобурдова

Татарстанским фанерщикам удалось выбраться из китайской «западни», осталось навести мосты с местным МСБ.

Зеленодольский фанерный завод Сергея и Александра Когогиных, полгода простаивавший из-за острой нехватки древесины, 9 января возобновил работу. Как стало известно «БИЗНЕС Online», предприятию удалось решить вопрос поставок березового сырья, которые были нарушены из-за демпинговой политики китайских закупщиков и дождливого лета.

Из-за мокрого лета и китайцев

В июле 2017 года Зеленодольский фанерный завод (ЗФЗ) был остановлен и распустил по домам 700 своих сотрудников. Правда, некоторых тут же приютили на соседнем Поволжском фанерно-мебельном комбинате (ПФМК), но и он к концу 2017 года «сдулся», приостановив свое производство. Как рассказал «БИЗНЕС Online» директор по закупкам лесоматериалов ЗФЗ и ПФМК Ралиф Ямалеев, заводам ежегодно нужно 270 тыс. кубометров древесины. Раньше лес закупали, в основном, в Марий Эл и Кировской области. Однако во второй половине 2017 года произошел серьезный сбой.

«Июнь и июль были очень дождливыми, в леса невозможно было заехать, заготовка велась, а из леса вывезти не смогли, дороги размыло. Осень тоже выдалась дождливой», — объясняет Ямалеев. В дополнение мешают приобретать лес конкуренты из Китая: они на месте покупают за «наличку» древесину по цене в два-три раза дороже рынка. Правда, в Татарстане таких дельцов замечено не было, но в соседних регионах: Кировской, области, Марий Эл, Пермской крае и Удмуртии китайские предприниматели орудуют вовсю.

Ямалеев говорит, что ближе к концу года предприятиям все же удалось найти источники фанерного сырья: «В третьем у квартале мы начали в Татарстане работать, лесхозами из рубок ухода было поставлено 12 тыс кубометров фанерного сырья, также наладили поставку из Марий Эл, Кировской, Нижегородской областей. Сейчас прорабатывается вопрос поставок из Пермский и Ульяновской областей. Будем работать и по Чувашской республике». Ямалеев сообщил также, что сейчас оба завода работают в полноценном режиме, удалось обойтись без сокращения сотрудников. «Наоборот мы собираемся увеличивать мощности», — заверил он.

Сотрудники ЗФЗ вышли на свои рабочие места сразу после новогодних праздников. 49-тилетняя Алевтина Дмитриева, работающая на ЗФЗ, рассказала корреспонденту «БИЗНЕС Online», что вышла 9 января. Все время вынужденного простоя, начиная с июля 2017 года работники, по ее словам, получали 2/3 зарплаты, но только в том случае, если приезжали на завод. «Вроде все работает: лущильные цеха, сушильные, клеевые, древесина есть», — говорит Дмитриева. О перспективах Алевтина не в курсе: «Нам никто ничего не говорит, мы и не спрашиваем, пока сырье есть — работаем».

Судя по всему, 2017 год для ЗФЗ окажется еще более убыточным, чем 2016-й. Напомним, по итогам 2016 года предприятие получило чистый убыток 67,6 млн. рублей. Согласно бухгалтерской отчетности предприятия по итогам 9 месяцев 2017 года, получен убыток в 67,5 млн., тогда как в 2016 году на ту же дату она составляла 59,7 млн. рублей. Руководство завода, которому мы хотели адресовать финансовые вопросы, оказалось недоступным для СМИ. Директор по продажам ООО «Поволжский фанерно-мебельный комбинат» Людмила Когогина отказалась от комментариев, заявив, что не уполномочена их давать. Финансовый директор ЗФЗ Елена Дудина в телефонном разговоре заявила, что у нее совещание и бросила трубку.

Фото: «БИЗНЕС Online»

«У нас просто нет столько фансырья»

Что интересно, фанерные заводы вполне устраивает качество татарстанского сырья — по подсчетам Ямалеева, им реально закрыть до 70% потребности заводов. Но есть проблема: лесхозам запрещено рубить спелые и перестойные насаждения, которые могли бы стать хорошим фанерным сырьем. Поэтому лесники лишь могут отобрать для фанерщиков все лучшее, что получается после рубок ухода. Поясним, что при проведении рубок ухода идет удаление насаждений, которые не представляют большой ценности в хозяйственным плане и отрицательно влияют на рост и состояние высокопродуктивных насаждений. Так что, по определению, там нельзя получить высококачественное сырье. Такую низкокачественную древесину с удовольствием покупают за заводе «Кастамону интегре» для производства МДФ-панелей, но она по большей части не подходит для производства фанеры.

«Фанерный кряж — специфический товар. Для производства фанеры должно идти только хорошее сырье — береза и частично осина, но хорошей осины у нас мало, — говорит руководитель-лесничий Зеленодольского лесничества Идрис Хамитов. — К фанерному сырью есть специфические требования: древесина должна быть без трещин, без крупных сучков и диаметр без коры должен быть не менее 18 сантиметров, не допускается кривизна». Он отметил, что в 2017 году правительство РТ, министерство лесного хозяйства республики начали усиленно работать над обеспечением зеленодольских заводов сырьем: «Насколько мне известно, со многими лесхозами заключены договора на поставку фанерного сырья. На 2018 год около 100 тыс кубометров фанерного сырья должно поставляться». Правда, в Минлесхозе РТ нам эту цифру не подтвердили, пояснив что хотя все получаемое лесхозами в ходе рубок ухода фанерное сырьё будет поставлено на ЗФЗ в полном объеме, прогнозировать итоговый объем поставок пока сложно.

«Деловую древесину мы выставляем на торги на аукционы для малого и среднего бизнеса. Для получения фансырья заводам необходимо участвовать в этих аукционах и наладить контакт с малым и средним бизнесом, который будет поставлять им товар», — добавили в министерстве. Вот только МСБ не спешит освоить эту нишу: из 1,4 млн. кубометров расчетной лесосеки в 2017 году представителями МСБ и гражданами было заготовлено только 290 тыс., говорит замминистра лесного хозяйства РТ Эмир Бедертдинов. Он связывает это с тем, что осиновое сырье, которым богаты леса республики, сегодня не востребовано на рынке. «Качественного березового сырья у нас не так много, — отмечает он. — В рамках госзаданий на рубки ухода, которые проводят наши лесхозы, при разделке древесины все получаемое фанерное сырье мы отправляем на фанерные заводы. Нашим лесхозам дано поручение, чтобы вели рациональную разделку и все фанерное сырье поставляли на фанерные заводы. Конечно, мы не можем удовлетворить всю потребность фанерных заводов. У нас просто нет столько фансырья», — с сожалением констатирует Бедертдинов.

По словам Бедертдинова, цена насаждений на лесных аукционах вполне конкурентная — 70-80 рублей за кубометр. «У нас есть и потребители: завод „Кастамону интегре“, фанерные заводы, и в соседних регионах имеются, наверное, малому и среднему бизнесу надо активизироваться», — считает он.

Сергей Когогин. Фото: president.tatarstan.ru

Фанерный завод братьев Когогиных

Напомним, что ЗФЗ принадлежит братьям Когогиным примерно пополам: чуть более 50% — у главы «КАМАЗа» Сергея Когогина и 48,9% — у его брата Александра Когогина. Что интересно, на фоне растущих сырьевых проблем в конце сентября 2017 года Сергей Когогин официально взял контроль над заводом в свои руки — ранее у него были скромные 0,7% акций. На ЗФЗ производят 5 сортов клееной фанеры из березы. На продажу выставляются и отходы производства — карандаши от лущения, штакетник, отходы от раскроя фанеры и березовые опилки. ПФМК также принадлежит семье Когогиных. Он крупнее своего собрата, вдобавок к фанере там делают и мебель.

В сентябре 2017 года ЗФЗ и ПФМК обращались к главе правительства РФ Дмитрию Медведеву с просьбой о поддержке. «ПАО „Зеленодольский фанерный завод“ и ООО „Поволжский фанерно-мебельный комбинат“ входят в число ведущих предприятий деревообрабатывающей отрасли Республики Татарстан. В настоящее время оба предприятия находятся под угрозой остановки производства, вызванной дефицитом фанерного сырья — березовой древесины», — говорилось в обращении. Участники рынка начали ощущать острый дефицит березовой древесины (фанкряжа) еще весной 2017 года — из-за возросшего объема экспорта, причем порядка 90% поставок приходится на Китай и Финляндию. В поисках древесного сырья китайские предприниматели начали приезжать прямо на места лесозаготовки и скупать за «наличку» древесину по двойным и даже тройным ценам.

Фото: premier.gov.ru

Вице-президент ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России Светлана Кржижановская рассказывала «БИЗНЕС Online», что ситуация на ЗФЗ не уникальна: к примеру, из-за отсутствия сырья в 2017 году был остановлен Чернышенский фанерный завод в Калужской области. Жаловался на проблемы с сырьем и директор Инзенского деревообрабатывающего завода в Ульяновской области Владимир Куприянов. В ассоциации полагают: чтобы не загубить фанерную отрасль, правительство должно законодательно ограничить экспорт фанерной древесины.

Реклама

Возможно, вам это будет интересно