Лесопромышленный комплекс ждет перемен: лес, рубки и маркировка

Фото: pixabay.com

Лесопромышленный комплекс ждет перемен: лес, рубки и маркировка

Источник: ПроДерево, комментарии собрала Ольга Рябинина

2018 год, можно сказать, стал знаковым для лесной отрасли. В сентябре принята так долго обсуждаемая и ожидаемая Стратегия развития лесопромышленного комплекса РФ до 2030 года. Анонсированные проекты новых целлюлозно-бумажных комбинатов не выглядят невозможной затеей (впервые за 40 лет!!!). Волна публикаций по поводу ситуации с экспортом необработанной древесины, истощением лесных ресурсов и низкой эффективностью управления лесами прокатилась по федеральным СМИ и не только СМИ.

Переработчики древесины говорят о нехватке сырья, а лесозаготовители отвечают, что внутри страны освоить все заготавливаемое сырье просто невозможно. Производители мебели волнуются из-за падения продаж. Государство обратило внимание на проблемы в лесопромышленном комплексе, уже был принят ряд постановлений, например, введение с 1 января 2019 года квот на экспорт фанкряжа, все громче стали звучать инициативы о принятии нового лесного законодательства...

По всему понятно – критическая точка пройдена, перемены в отрасли назрели, и они будут. Позиция государства в целом ясна – «навести в лесу порядок», снизить экспорт необработанной древесины, увеличить переработку внутри страны во всех возможных вариантах. Но проблемы отрасли – это не только экспорт круглого леса (преимущественно, в Китай) и вырубка лесов. И сам по себе ЛПК – это не только круглый лес. Мы предложили порассуждать на тему вероятных изменений, требуемых и необходимых мер поддержки самим представителям отраслевого бизнеса и «лесного» сообщества.

Лесной комплекс – экономически устойчивая и конкурентная группа отраслей...

В середине апреля Минпромторг РФ подвел итоги деятельности в 2018 году и обозначил планы на 2019. Отдельная часть доклада главы ведомства Дениса Мантурова была посвящена ЛПК. «Целевое видение лесного комплекса — экономически устойчивая, частная в лесной промышленности и государственная в лесном хозяйстве, глобально конкурентоспособная группа отраслей, обеспечивающая внутренний спрос России на продукцию лесного комплекса, встроенная в мировой рынок и международное разделение труда и функционирующая на базе устойчивого лесоуправления воспроизводства лесов и сохранения их биосферной роли» - указано в тексте доклада. Лесозаготовка, деревообработка, производство древесных плит и фанеры, производство мебели, деревянное домостроение... Глобальные направления, каждое из которых требует и особых мер поддержки, и имеет свои проблемы и свои ожидания.

Step SC01

- Действительно, круглый лес – это лишь малая часть ЛПК России, - комментирует старший менеджер StepChange Consulting Алексей Бесчастнов. - Весь лесопромышленный комплекс России (без продукции глубоких переделов, таких как производство мебели или деревянное домостроение, а также без услуг транспорта и без НДС) – это бизнес размером чуть более 20 млрд. долларов США в год. Экспорт круглого леса составляет около 5% от этой цифры. Весь остальной лес перерабатывается – в пиломатериалы, целлюлозу, бумагу, древесные плиты. На графике выше показаны основные сектора ЛПК РФ, а также доли экспорта по секторам: общий экспорт по основной продукции ЛПК в 2018 году составил около 53%, основными экспортно-ориентированными секторами были производство пиломатериалов (экспорт составил почти 80% от общего производства) и производство древесных плит (экспорт более 40%, главным образом, за счет березовой фанеры). На том же графике справа показаны доли РФ в мировом производстве и экспорте по тем же секторам, в натуральных единицах: и здесь виден основной дисбаланс сектора – по мере продвижения к продукции высоких переделов, доля РФ в мировом производстве и мировой торговле резко падает. К примеру, доля РФ в мировом производстве мебели в 10 раз ниже (даже после поправок на производство вне официальной статистики), чем доля РФ в мировом производстве круглого леса и пиломатериалов (0.9% и 9-10%, соответственно). Те же цифры по участию в экспорте дают разницу в 100 раз: 0.2% для мебели против 15-20% для круглого леса и пиломатериалов. Было бы логично направлять законодательные инициативы и поддержку на уменьшение этого дисбаланса путем развития высоких переделов. Кроме того, интересно было бы проанализировать причины такого колоссального разрыва.

Леса в России есть, проблемы избыточной рубки нет

Последнее время все чаще и громче стали говорить про истощение лесных ресурсов. Обыватели виной всему видят деятельность лесорубов, но в отраслевом сообществе понимают, что не все так однозначно и что леса все же необходимо вырубать.

Step SC02

- В России существует проблема уменьшения запасов леса вблизи промышленных центров переработки и в тех местах, где уже есть готовая инфраструктура, - рассказывает Алексей Бесчастнов из StepChange Consulting. - Есть проблема восстановления леса (прежде всего, по качеству восстановления и по вытеснению лиственными породами хвойных), есть проблема строительства новых лесных дорог и доступности новых массивов леса. Вместе с тем проблемы избыточной вырубки по стране в целом нет – леса прирастает заметно больше, чем вырубается: ежегодные рубки составляют лишь треть от суммарного разрешенного объема, и даже на арендованных площадях этот показатель в среднем составляет около 2/3. В целом, нет и проблемы с общим направлением развития сектора: сектор растет, доля глубокой переработки растет, доля экспорта круглого леса падает. На графике выше показана доля экспорта основной продукции ЛПК в общем экспорте из РФ (без учета нефти и газа) и доля экспорта круглого леса. С 2012 по 2018 год эта доля выросла более чем в полтора раза и сегодня составляет около 7%. При этом наблюдается непрерывное снижение доли круглого леса в общем экспорте продукции ЛПК – сейчас эта доля составляет около 15% (для сравнения: в 2000-2007 году эта цифра была 40+%). То есть, общее движение в сторону устойчивого роста сектора мы видим, как минимум, на протяжении последних пяти лет – заготовка растет, экспорт растет быстрее других секторов промышленности, при этом экспорт высоких переделов растет опережающими темпами, а общий объем заготовки не превышает установленных пределов устойчивого лесопользования.

Step SC03

- Есть ли возможности для улучшений в законодательном поле и в государственной поддержке? Безусловно, есть, - уверен г-н Бесчастнов. - В законодательном поле инвесторы ждут большей предсказуемости (постоянства, неизбирательности применения) и понятных процедур. Предсказуемость для ЛПК очень важна ввиду большого периода окупаемости проектов. Разговоры о новых запретах и пошлинах, избыточный контроль, примеры потерь прав долгосрочной аренды леса – все это влияет на настроения потенциальных инвесторов. Отдельная тема – избыточные нормы при строительстве заводов (приводящие к тому, что даже в условиях дешевой рабочей силы и ресурсов, затраты на единицу установленной мощности в переработке древесины в России в 1.5-2 раза превышают затраты в США или Европе). Заметим, что принятие предыдущего Лесного Кодекса (2006 год, см. график выше) привело к тому, что уровень заготовки деловой древесины упал с 2007 по 2009 год почти на 45 млн. м³ в год (при падении экспорта круглого леса на 29 млн м³ в год). И только в 2014-2015 годах объемы заготовки деловой древесины вернулись к уровню 2007 года. При принятии нового Лесного Кодекса важно не сломать уже присутствующую положительную динамику в отрасли.

Подробнее о Кодексе мы поговорим чуть дальше. Пока же отметим, несмотря на наличие ряда проблем, требующих решения, в области лесопользования, нельзя так однозначно говорить о вреде вырубок леса. И речь не только про рубки главного пользования – тут даже расчетная лесосека не осваивается, но и рубки ухода, и рубки с целью реконструкции лесных массивов, и санитарные...

forest fire pixabay comФото: pixabay.com- Например, санитарная рубка - это необходимое мероприятие, направленное на сохранение здорового леса в целом, - отмечает исполняющий обязанности директора ФБУ «Рослесозащита» Павел Попов. - Санитарные рубки назначаются по результатам актов лесопатологического обследования и бывают сплошные или выборочные, при этом удаляются поврежденные, больные и погибшие деревья. Проводятся рубки либо арендаторами, если участок леса передан в аренду, либо подрядчиками по договору на проведение этих рубок или бюджетными (автономными) организациями, которые подчиняются органу исполнительной власти в области лесных отношений. Значительная часть рубок должна вестись в зимний период с целью предотвращения распространения инфекций и стволовых вредителей леса. Отказ от санитарных рубок приведет к ухудшению состояния лесов, в результате повысится пожарная опасность, создадутся условия для развития очагов вредных организмов, которые могут стать причиной гибели лесов.

Получается, проблема повсеместного истребления лесов несколько раздута, и ни в коем случае нельзя говорить об исключительном вреде от деятельности лесозаготовителей. Другое дело, что заготовку и последующую реализацию заготовленной древесины необходимо контролировать, а лесовосстановление вообще отдельная тема для дискуссии.

Маркировка древесины

Премьер-министр России Дмитрий Медведев неоднократно высказывался за необходимость перехода к электронной маркировке леса в целях ужесточения контроля за рубками и оборотом древесины.

Больше размышлений о маркировке древесины в статье портала «ПроДерево» «К чему ведет лесную отрасль повышенное внимание государства?»

В лесопромышленном холдинге Segezha Group инициативу по маркировке оценивают, как движение в правильном направлении, но с необходимостью тщательной проработки технических и экономических параметров. Не исключено, что речь пойдет о распространении требований о маркировке круглых сортиментов при экспорте и продажах на внутреннем рынке. Возможно в этом есть смысл при индивидуальной маркировке сортиментов древесины ценных пород и групповой маркировке (на транспортное средство) по дешевым сортиментам. В самой компании цифровизация для усиления контроля за лесозаготовкой внедряется самым активным образом. К примеру, подписано соглашение о создании автоматизированной диспетчерской системы с «Кронштадт-Аэро». С вводом ее в строй холдинг получит мощный инструмент контроля, который поможет снизить затраты на заготовку и доставку сырья, а также повысить эффективность управления сырьевой базой. Проблема серьезная, серый оборот мешает работе легальных структур и наносит ущерб репутации отрасли, говорят в Segezha Group.

Стимулирование глубокой переработки древесины внутри страны

В том же докладе Дениса Мантурова о лесопромышленном комплексе отдельно говорится об увеличении и стимулировании переработки древесины на территории страны, а также об увеличении экспорта продукции глубокой переработки. Как этого достичь? Есть ли в России доступное сырье для переработки? С чем на деле сталкиваются лесопромышленники, производители плит, фанеры, мебели? Об этом, а также о новом Лесном Кодексе и не только мы спросили представителей Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России, Союза лесопромышленников и лесоэкспортеров Костромской области и компаний «Вохтогалесдрев», Segezha Group и «Свеза».

Продолжение во второй части материала «Лесопромышленный комплекс ждет перемен: глубока переработка, сырье и не только».

sklad pixabay comФото: pixabay.com

Возможно, вам это будет интересно