Нет IKEA, но есть идеи: что происходит с мебельным бизнесом в Петербурге?

Источник: Телеканал 78

Шведская IKEA намерена продать все свои фабрики в России, в том числе, в Ленобласти и сократить персонал. 78.ru разбирался, как это отразится в Петербурге на мебельном бизнесе и готов ли он к импортозамещению.

О закрытии в России магазинов шведского DIY ритейлера IKEA стало известно в начале марта этого года. Тогда компания обещала не сокращать работников «до лучших времён». Теперь же шведы намерены продать и четыре фабрики, находящиеся на территории РФ, одна из которых располагается в Ленобласти, а работников ждет «оптимизация», то есть, увольнения. При этом пока что ритейлер распродает остатки товаров на складах. Участники рынка в Петербурге признают, что мебельная отрасль традиционно была зависима от западных производителей. По некоторым оценкам, из Европы и США до всем известных событий везли порядка 65% товаров и материалов. Однако в окончательном уходе IKEA с рынка некоторые производители видят и шансы для развития собственного бизнеса.

«Сами усложняем ситуацию?»

В том, что отечественная мебельная отрасль импортозависима, расписываются все без исключения участники рынка. Как поясняет генеральный директор «Первой мебельной фабрики» (крупнейший игрок в Северной столице), президент Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей отрасли России Александр Шестаков, даже если изделие собирается в России и из российских плит ДСП и МДФ, то фурнитура, мебельные ткани, лаки, краски — всё это по большей части импортное. Поэтому процесс импортозамещения только идёт, но не может не радовать, что над ним ведётся активная работа.

По словам Александра Шестакова, в России пока нет достаточного количества таких предприятий и такого ассортимента продукции, их нужно заново создавать с нуля.

— Это, кстати, ещё одно направление, в котором отрасли не справиться без господдержки, на такие инвестиции сегодня способно лишь государство. Для страны важно развитие нашей отрасли. Современная мебель — это инновационные производства, рабочие места, налоговые отчисления и даже снижение социальной напряжённости. Вместе с тем, несмотря на сложную обстановку с импортом комплектующих, мы и сами себе усложняем ситуацию, — подчёркивает Александр Шестаков.

Так, в конце 2021 году по инициативе АО «Невинномысский Азот» Евразийская экономическая комиссия инициировала антидемпинговое расследование в отношении китайского меламина.

Поясним, это вещество, из которого изготавливаются дешёвые покрытия для фасадов мебели. Итогом процесса стало декабрьское положительное заключение комиссии и предложенные ею меры: введение дополнительных заградительных пошлин на продукцию из Китая в размере 20%.

— На данный момент ввозная пошлина на меламин составляет 5%. При этом в России не производится меламин высокого давления. Эти пошлины ещё сильнее ударят по ценам на химические компоненты, что, в свою очередь, отразится на стоимости мебели, — констатирует Александр Шестаков.

Нет даже камня?

Сооснователь и генеральный директор компании «Мария» Ефим Кац отмечает, что в денежном выражении на территории РФ производились лишь 20—25% закупаемого объёма материалов и комплектующих, в Азии — 5—10%. Основной же объём приходился на Европу и США — порядка 65%.

— Но теоретически всё можно заместить в России, правда, на это нужно время, и поначалу это будет несколько другая мебель, — честно признаётся Ефим Кац.

По его словам, есть ряд комплектующих, в первую очередь, высокотехнологичных, которые пока не изготавливаются в России на должном уровне.

— Например, нет систем, связанных с функциональностью кухонь — выдвижениями ящиков, открыванием дверей. Не производятся необходимые нам по уровню качества декоративные материалы — например, лакокрасочные материалы, акрил, термопластик для фасадов, искусственный камень для столешниц. Пока новые материалы и комплектующие есть от производителей из Бразилии, Венгрии, Турции, Китая и России. В случае необходимости и при условии успешного прохождения всех испытаний будем запускать их в производство, — отмечает эксперт.
Примечательно, что, несмотря на экономические реалии, компания в начале июня открыла две новые точки продаж в Северной столице. Всего в городской сети теперь 22 точки. В целом по РФ за 2022 год производитель намерен открыть 40 точек по стране.

Откатились, но выше февральских

Как рассказывает Ефим Кац, в начале весны этого года из-за волатильности рубля и увеличения стоимости поставок материалов и комплектующих себестоимость производства увеличилась на 35—50%, отпускная стоимость товаров для клиентов — на 10—30%.

— Позже рубль укрепился, а европейские партнёры, повысив прайсы в феврале, в мае начали понемногу снижать цены. Себестоимость снизилась в среднем на 20%, и мы понизили цены для клиентов. Сейчас конечная стоимость мебели всего на 10% выше, чем в феврале. К сожалению, из-за смены логистических цепочек транспортные расходы остаются очень высокими. Поэтому ожидать дальнейшего снижения цен на мебель пока не приходится, — подчеркнул эксперт.

По его словам, после ажиотажа в феврале, сейчас спрос стабилизировался, но он меньше, чем в прошлом году.

— Мы оцениваем, что по году падение рынка, в сравнении с прошлым годом, составит около 30—40% — это в штуках. А с учётом инфляции и роста цен в деньгах падение рынка будет 10—20%, — пояснил Ефим Кац.
Александр Шестаков согласен с такой оценкой ситуации.

— Сейчас покупатели тщательнее обдумывают покупку, и в ближайшее время роста в продаже мебели, скорее всего, не будет, — считает он.

Плюсы в исходе?

Как на условиях анонимности объясняют участники рынка, раньше производителям было просто невыгодно работать в одной ценовой нише с IKEA и ОБИ. Эти компании пользовались популярностью как гарантирующие соотношение «цена — качество» мировые бренды. Но теперь IKEA ушла с рынка, а ОБИ продана российскому бизнесу. Между тем, из-за экономической ситуации спрос на дешёвую мебель растёт, чем многие участники рынка и намерены воспользоваться.

— С уходом IKEA ниша недорогих кухонь стала более свободной. Одновременно покупательская способность людей снижается. Поэтому мы сейчас обновляем свою бюджетную линейку кухонь «Едим дома». Эти кухни в среднем на 20—30% дешевле существующих моделей линейки «Мария». Доля бюджетных кухонь в структуре продаж нашей компании с конца февраля изменилась с 3% до 15%. И мы не исключаем, что этот показатель будет и дальше расти, — прогнозирует Ефим Кац.

«Продавали эмоции и вдохновение»

Генеральный директор INFOLine Иван Федяков готов прокомментировать коротко планы по занятию ниши IKEA отечественным бизнесом американской поговоркой: «Если ты что-то придумал, то вот тебе доллар. Если научился что-то делать, то вот тебе 10 долларов. Если научился что-то продавать, то вот тебе 100 долларов».

— Сила IKEA заключалась именно в умении продавать, причём не просто товары, а эмоции и идеи. Только за прошлый год оборот компании в России оценивался почти в 200 млрд рублей. Люди шли туда за какой-нибудь мелочью, а видели целые жилые помещения в выставочных залах на 15—20 тыс. «квадратов», а потом уходили с покупками на десятки тысяч рублей, — подчеркнул Иван Федяков.
По его словам, отчасти у российского бизнеса получится «откусить свой кусок пирога, но это не в какие сравнения не будет идти с теми объёмами, которыми управляли шведы».

Как добавляет Иван Федяков, кроме четырёх фабрик в России у IKEA было под две сотни производителей товаров, теперь их судьба тоже под вопросом, и не исключено, что кто-то из них обанкротиться.

— Например, российская «Аскона» производила для шведов матрасы, и через ритейлера шли основные продажи. Теперь, они конечно будут переориентироваться в каналах продаж, но всё сразу заменить не получится. Компания «Шуйские ситцы» поставляла в IKEA постельное бельё. Это было, как минимум, 30% оборота российской компании, — рассказывает Иван Федяков.

Как рассказывают участники рынка, сегодня наблюдается и другой тренд: премиальная мебель иностранных производителей стала слишком дорогой и сложной для заказа в Россию, и потребители стали активно рассматривать российские фабрики.

По словам Александра Шестакова, если смотреть на продажи, то самыми популярными мебельными стилями у петербуржцев в настоящее время выступают модерн, неоклассика и классика. Лофт постепенно сдает позиции, уходя на второй план. И в отличие от лофта, скандинавский стиль не собирается терять признание покупателей, которое он смог завоевать своей простотой и уютом. Как прогнозирует Александр Шестаков, сканди будет актуальным практически всегда.

Реклама

Возможно, вам это будет интересно