Деревянные многоэтажки уже сегодня могут стать реальностью

Деревянные многоэтажки уже сегодня могут стать реальностью

Источник: Российская Газета Ирина Жандарова
Олег Панитков

Интервью: Олег Панитков

Глава Ассоциации деревянного домостроения

Минпромторг завершает разработку стратегии развития лесопромышленного комплекса до 2030 года. Особое место в ней отведено деревянному домостроению. Технологии сегодня позволяют реализовать с помощью дерева самые смелые идеи: большие спортивные комплексы, многоэтажные дома.

О том, почему в одной из самых богатых лесом стран деревянное домостроение занимает лишь десятую долю рынка, "РГ" рассказал глава Ассоциации деревянного домостроения Олег Панитков.

Олег Игоревич, много ли у нас строится зданий из дерева?

Олег Панитков: Деревянное домостроение в России занимает около 12 процентов от объема вводимого жилья. Для сравнения, в США эта доля равна 40 процентам жилого сектора. В Японии, где нет своего леса, тоже около 45 процентов жилья строится из дерева. Много деревянных домов в Финляндии - 70 процентов. В странах ЕС: Австрии, Германии - около 20 процентов.

В деньгах деревянного жилья в нашей стране строится на полтриллиона рублей. Это очень серьезный бизнес. При этом мы не берем спортивные сооружения, общественные здания, склады.

Почему так мало строится деревянного жилья?

Олег Панитков: Мы очень быстрые, готовый дом строится всего за 3-6 месяцев. У нас люди готовы строить дом долго - 3-4 года. А все потому, что покупательская способность низкая. Люди не могут сразу оплатить весь дом, у них нет на это денег.

Почему нельзя взять кредит?

Олег Панитков: Из-за очень высокой ставки. Она сейчас составляет около 18 процентов. Это первопричина, почему семимильными шагами мы не растем, как в США, Финляндии и Японии. Если ставка будет около 10 процентов, число желающих жить в деревянных домах увеличится. Наше исследование показало, что при ставке в 10 процентов количество желающих построить свой деревянный дом возрастает от 20 до 40 процентов.

А разве ипотеку нельзя взять на строительство деревянного дома?

Олег Панитков: При ипотеке предмет залога уже есть. Мы же говорим о кредитовании на стадии, когда есть только земля, а самого дома еще нет. Этот период достаточно короткий. По технологии индустриального деревянного домостроения дом возводится и вводится в эксплуатацию за 3-6 месяцев.

Почему такой банковский продукт не появляется?

Олег Панитков: Банки недооценивают объем отрасли деревянного домостроения. Я лично встречался с банкирами, они бывают очень удивлены, что деревянных домов в России строится на полтриллиона рублей. Им кажется, этот рынок меньше на несколько сотен миллионов.

Сегодня многие из них заинтересованы в создании междисциплинарной группы для выработки механизмов, защищающих нас и их с учетом интересов банков, производителей, государства и потребителей. Потому что у банков тоже есть опасения, насколько безопасно давать кредит на дом, которого еще нет. Они хотят гарантий, что он будет построен.

Минпромторг уже не первый раз говорит о планах начать строить деревянные многоэтажки. Но деревянное строительство ограничено тремя этажами. Когда же мы увидим высотки из дерева?

Олег Панитков: Я бы не сказал, что сегодня категорически нельзя строить большие здания из дерева. Строятся огромные спортивные сооружения по 50 тысяч квадратных метров, аквапарки, школы. В Москве есть несколько больших школ из дерева, в регионах, большое количество спортивных залов и физкультурно-оздоровительных комплексов.

В случае пожара деревянные дома ведут себя не хуже панельных, а в некоторых случаях даже лучше

Но ограничение высоты здания продолжает действовать?

Олег Панитков: Не совсем так. Мы можем хоть завтра построить 30-этажный деревянный дом. Нормативных, законодательных ограничений нет. Они были сняты в 2016 году. Вопрос в том, что нужно каждый раз испытывать конструкцию. Если вы хотите построить 9-этажный деревянный дом или, как в Санкт-Петербурге, целый квартал, необходимо провести испытания. В Северной столице огромный квартал "Славянка" построен, на полмиллиона квадратных метров, в котором года три уже люди живут.

Деревянные многоэтажки будут дешевле, чем панельный или монолитный дом?

Олег Панитков: Да, хотя стоимость таких домов можно было бы и еще снизить. Сейчас мы, в отличие от австрийцев, не можем деревянные конструкции оставлять в интерьере. Мы должны их защищать гипсокартоном, штукатуркой. Таковы нормы пожарной безопасности. И эти конструкции удорожают строительство.

Но может быть, это принципиальный момент, люди боятся, что дома сгорят. Есть сегодня способы защитить такие постройки от огня?

Олег Панитков: Сегодня есть много разработок в области защиты дерева. К тому же проводились исследования, которые показывают, что в случае пожара деревянные дома ведут себя не хуже панельных, а в некоторых случаях даже лучше. Во время пожара деревянные конструкции дольше сохраняют несущую способность и целостность здания.

Как устроены эти деревянные многоэтажки?

Олег Панитков: Есть панель. Она выполняет роль стены. Массивная стена является несущей конструкцией. Если у нас очень высокое здание - 20-25 этажей, мы из дерева дополнительно формируем несущий каркас. Металл используется только в крепежных элементах.

В Америке деревянные многоквартирные дома считались жильем бедняков. В них быстро расшатываются элементы деревянных конструкций, они начинают скрипеть, из щелей дует, не решены проблемы звукоизоляции. В домах, которые строят сейчас, таких проблем нет?

Олег Панитков: Во-первых, в США закладываются изначально более низкие параметры капитальности зданий и сооружений - их долговечности, в отличие от России и Европы. Во-вторых, сегодня инженерные решения и технологии шагнули далеко вперед. В том числе вопрос звукоизоляции, больной для деревянных домов, уже решен - сегодня есть технологии, обеспечивающие уровень звукоизоляции не хуже, чем в любых других домах.