Спасением отрасли может стать расширение сотрудничества со строителями в части меблировки новостроек

Источник: Эксперт Виктория Безуглова

Почти все опрошенные «Экспертом» перед новым годом предприниматели, работающие на потребительском рынке, свой рассказ об ошеломляющем опыте минувшего года дополняли сообщениями о новых решениях, которые помогут им обеспечить рост в 2022 году. А генеральный директор Первой мебельной фабрики Александр Шестаков считает, что для его отрасли он будет еще сложнее предыдущего.

Александр Шестаков, генеральный директор Первой мебельной фабрики:

— В начале пандемии мы и мебельная отрасль в целом испытали сильнейшее потрясение. Из-за карантинных мер производители снизили производство на 80 процентов, но и оставшиеся 20 процентов продать было негде, так как онлайн полностью не может заместить традиционную розницу. Нам пришлось перейти на онлайн-торговлю кухнями, но это была вынужденная мера, неудобная для покупателей. Как только локдаун закончился, мы вернулись к прежней системе продаж.

Еще два года назад в нашей отрасли была ярко выраженная сезонность: январь‒март — это всегда низкий спрос, а август‒сентябрь‒октябрь — высокий. В 2020 году, вслед за провальным вторым кварталом, существенный рост пришелся на все второе полугодие, пиковые нагрузки пришлись на ноябрь. Спрос на мебель не был полностью удовлетворен и перешел на 2021 год, ни о каком низком сезоне в январе, феврале и марте говорить не приходилось.

Это был и отложенный спрос населения, резко простимулированный тем, что люди были заперты в четырех стенах и оценили значимость мебели в собственной жизни. И спрос, пришедший с других рынков, в первую очередь туристического: люди стали меньше тратить на развлечения и путешествия и больше на серьезные товары и услуги — ремонт и мебель.

Исходя из сегодняшней ситуации в стране и в экономике можно предполагать, что 2022 год будет для нас сложнее, чем 2021-й. В этом году нам во многом помогла низкая база пандемийного 2020-го: неудовлетворенный спрос оказался настолько велик, что мебельные компании «отрабатывали» его больше полугода. Под конец года мы видим, что он себя исчерпывает и мы остаемся наедине с большими проблемами: сокращением спроса, как со стороны розничных покупателей, так и со стороны корпоративных заказчиков, уменьшением среднего чека покупки и подорожанием комплектующих и сырья.

Спасением мебельной отрасли может стать расширение сотрудничества со строительными компаниями в части меблировки новостроек. На данный момент практически все крупные московские и петербургские застройщики включили такую опцию в перечень предлагаемых услуг, и все больше покупателей ею пользуются. Стоимость комплекта меблировки в готовом жилье на 30‒40 процентов ниже, чем стоимость аналогичных товаров в розничных магазинах. Экономия обеспечивается за счет продуманного комплексного предложения и оптовых скидок от производителя мебели. Кроме того, покупатель может включить стоимость мебели в ипотечный кредит, избежав таким образом дополнительной закредитованности впоследствии. Однако в целом по стране пока доля меблированных квартир не превышает 10 процентов от общего объема жилья.

Рост цен на комплектующие сказался на стоимости мебели. Дефицита сырья нет, но цены остаются на высоком уровне. Подорожали плиты ДСП и МДФ, химические компоненты, фурнитура. Дальнейшая динамика во многом связана с курсом рубля. В производстве мебели применяется много импортных составляющих: лакокрасочные материалы, химические комплектующие для производства смол, их доля составляет от 15 до 50 процентов от всей себестоимости продукции. Российские производители могут обеспечить мебельщиков сырьем только на 25 процентов. Подорожание вынуждает покупателей массово мигрировать в более низкие ценовые сегменты, платежеспособный спрос снижается.

В ближайшее время мы не планируем существенно расширять бизнес, хотя наши мощности позволяют нам выпускать гораздо больше продукции, так как отложенный спрос, сформировавшийся в ходе локдауна, уже удовлетворен, высокой динамики продаж не предвидится.

Реклама

Возможно, вам это будет интересно