Модернизация в новой упаковке

Фото: Segezha Group

Модернизация в новой упаковке

Источник: РБК+ Иван Бризов

Рост цен на целлюлозно-бумажную продукцию, прежде всего тарный картон, позволит отрасли обновить технологии и оборудование.

В мировой целлюлозно-бумажной отрасли меняется структура спроса населения на бумагу и картон. Эксперты отмечают сокращение уровня потребления газетной бумаги, бумаги для письма, при этом вырос и продолжает идти вверх спрос со стороны розничной торговли на тароупаковочные материалы.

Как следствие, на российском и мировом рынках выросли цены на товарную целлюлозу и тарный картон. По словам директора по продажам Архангельского ЦБК Алексея Дьяченко, в 2017-м и начале 2018 года в мире произошел существенный рост цен на целлюлозно-бумажную продукцию — в том числе на целлюлозу и тарные картоны. «Россия не является некой закрытой территорией в этом смысле — существует импорт и еще больший по объемам экспорт целлюлозно-бумажной продукции. И такой значительный рост, который был в 2017 году, не мог не отразиться и на ценах в нашей стране», — говорит эксперт. По его оценке, начиная с конца 2017 года в России растут цены на товарную целлюлозу, белые бумаги, тарные картоны, хотя этот рост пока отстает от мирового.

Производство бумаги и картона у нас в стране, по данным Росстата, составило в 2017 году более 8,55 млн т: в 2016 году оно выросло на 5,9%, в 2017-м добавило еще 0,3%, а в целом по сравнению с докризисным 2013 годом увеличилось на 10,7%.

«Главными игроками на рынке целлюлозы в России выступают несколько крупных вертикально интегрированных холдингов. Это прежде всего целлюлозно-бумажные комбинаты группы «Илим», а также Архангельский ЦБК и «Монди СЛПК», — говорит эксперт-аналитик ГК «Финам» Алексей Калачев. По его оценке, суммарный выпуск целлюлозы лидерами отрасли составляет около 60% всего российского объема. И большая часть этой продукции идет на продажу за рубеж.

В департаменте продаж Архангельского ЦБК отметили, что основные крупные целлюлозно-бумажные комбинаты были и остаются крупными экспортерами, поскольку в России производится целлюлозно-бумажной продукции гораздо больше, чем нужно потребителям внутри страны. Причем по некоторым видам продукции объем экспорта на порядок больше внутреннего потребления.

«Ослабление рубля может положительно сказаться на экспорте. Большой спрос на гофропродукцию привел к дефициту сырья и диспропорции в цене бумаги и картона, — объясняет доцент кафедры экономики и статистики РЭУ имени Г.В. Плеханова Александр Тимофеев. — В 2017 году многие производители и переработчики гофрокартона оказались связаны долгосрочными контрактами еще по старым ценам, поэтому можно ожидать корректировки цен на гофрокартон». По его словам, большинство производителей отмечают на фоне снижения чистой прибыли рост производства и переработки бумаги на 3–5%. «В целом объемы и технологии производства гофрокартона за последнее десятилетие значительно изменились. Все чаще можно встретить сегментацию гофрокартона с основой — упаковочную, оберточную, обложечную бумагу, а также гофрокартон, гофротару», — обращает внимание эксперт.

Время для инвестиций

Дорогое и технологически непростое производство целлюлозы требует глубокой модернизации. Рост цен дает основание и возможности производителям для инвестиций в этот процесс. На сегодняшний день, по данным АЦБК, житель России в среднем потребляет 50 кг бумаги и картона в год; по прогнозам специалистов, это количество будет расти. По словам Алексея Калачева, Россия имеет возможность занять большую нишу производства экологически чистых продуктов питания на мировом рынке. Хорошая упаковка тут будет как нельзя кстати — это дополнительное конкурентное преимущество. «Модернизация и строительство заводов нацелены в первую очередь на «пищевой» гофрокартон, а комплексы с полной или почти полной автоматизацией позволят увеличить объемы производства минимум втрое», — объясняет эксперт. Он приводит в пример группу «Илим», которая до 2020 года планирует вложить в модернизацию производства, улучшение качества продукции и снижение воздействия на окружающую среду около 53 млрд руб.

Еще один крупный игрок — Архангельский ЦБК — сейчас реализует инновационный проект по модернизации производства картона стоимостью 11 млрд руб. «Мировой тренд на рост цен — это очень удачное для нас совпадение», — говорит Алексей Дьяченко. В 2019 году программа модернизации производства картона завершится, говорит он, и объемы производства вырастут на 90 тыс. т в год, причем как основные, так и дополнительные объемы будут продаваться уже по новым, высоким ценам.

По словам Алексея Дьяченко, предприятие планирует увеличить производство картона с 500 тыс. до 600 тыс. т в год.

«С модернизацией производства картона связано будущее комбината. После модернизации картоноделательная машина сможет увеличить скорость работы до 1 тыс. м в минуту, а также выпускать продукцию низкой плотности. Улучшения проявятся в качестве материала и его структуре. При этом будет использоваться 100% полуцеллюлозы, производимой на комбинате», — говорит председатель совета директоров АЦБК Хайнц Циннер. По словам технического директора по развитию производства картона АЦБК Александра Туфанова, в настоящий момент активно идут строительно-монтажные работы. Часть этих работ АЦБК планирует окончить в мае 2018-го и в июне начать монтаж нового оборудования — продольно-резательного станка и транспортно-упаковочной линии.

Картон задает темп

Производство бумаги и картона в России, по данным Росстата, составило в 2017 году более 8,55 млн т: в 2016-м оно выросло на 5,9%, в 2017 году добавило еще 0,3%, а в целом по сравнению с докризисным 2013 годом увеличилось на 10,7%.

Производство тарного немелованного картона росло опережающими темпами: рост в 2016 году составил 8,8%, в 2018-м — плюс 1,4%, а по сравнению с 2013 годом производство тарного картона увеличилось на 15,7%. Еще больше выросло производство гофрированного картона — на 15,6% за один лишь прошлый год, до 2865,4 млн кв. м, а по сравнению с 2013 годом рост составил 32,8%.

Объем промышленного производства древесной целлюлозы и целлюлозы из прочих волокнистых материалов в России в январе—марте 2018 года вырос в годовом исчислении на 1,9%, до 2,2 млн т.

Реклама

Возможно, вам это будет интересно