Проблемы плитной отрасли России обсуждались Минпромторгом

Проблемы плитной отрасли России обсуждались Минпромторгом

Источник: ПроДерево

В рамках прошедшего в Москве первого лесопромышленного форума «ЛПК 3600» состоялась сессия на тему «Строительный хит – российские древесные плиты ДВП, МДФ, ДСП, ОСП».

Модератором секции выступил руководитель Дирекции по взаимодействию с органами государственной власти ООО «УК Сегежа Групп» Николай Иванов. Заседание он начал с трех вопросов, которые крайне важны для плитной отрасли России. Первый касался проработки Стратегии развития ЛПК 2030 по направлению фанерно-плитного и мебельного производства. Второй - мер по ограничению экспорта фанерного кряжа из России и квотирования сырья по диаметрам 18, 20 и 24 см.
Третий вопрос затронул злободневную тему увеличения ставок платы за заготовку древесину на 44% в 2018 году. Ставки платы были повышены, несмотря на позицию лесопромышленников и лесозаготовителей, которые предостерегают о возможных неплатежах и других проблемах.

Первым на вопросы ведущего ответил начальник отдела лесной, целлюлозно-бумажной и деревообрабатывающей промышленности Департамента химико-технологического и лесопромышленного комплекса Минпромторга России Анатолий Артеев.

По его мнению, последняя редакция Стратегии 2030 достаточно серьезно и глубоко рассмотрела вопросы развития рынка фанеры, плит и мебели. Что касается вопроса экспорта фанерного кряжа, то, по словам эксперта, вырисовывается очень интересная картина: в регионе, откуда традиционно идут поставки кряжа – Дальний Восток, ситуация кардинально не изменилась. Дальневосточные заводы делают поставки в Китай, как и делали раньше, в районе 170-180 тыс. м3. Очень сильно увеличились объемы экспорта из центральных регионов России и Смоленской области, где произрастает отличное сырье. Процесс продолжает нарастать, и если ситуацию не изменить, то отрасль ждут серьезные проблемы. «Сейчас идет проработка механизмов, которые возможно применить, и квотирование - один из них. Это мера временная, но ее необходимо продлевать, пока ситуация не стабилизируется», - заявил представитель Минпромторга. По вопросу ставок Артеев ответил кратко: «Минпромторг был против, но проблема даже не в этих 44%, проблема в механизме. То есть, если сегодня подняли на этот показатель, почему завтра нельзя поднять на 200%»? По мнению Анатолия Артеева, рынку нужно дать почувствовать стабильность.

Директор по развитию «Сегежа Групп» (Segezha Group) Надежда Рязанцева привела в пример интересные цифры: «Ежемесячно в компании анализируем ситуацию, и хочется отметить, что за девять месяцев 2017 года экспорт составил 300 тыс. м3 фанерного кряжа, то есть прирост к 2016 году почти в два раза. Чтобы понимать много это или мало – Вятский фанерный комбинат в год потребляет порядка 300 тыс. м3. Эта ситуация сильно беспокоит, потому что цена растет, наша маржинальность падает, и, конечно, нужны заградительные меры и квотирование по диаметрам». Но, несмотря на сложности, в «Сегежа Групп» настроены оптимистично – прогнозы развития положительные, и бизнес идет вперед. В 2018 году на рынок выйдет 205 тыс. м3 новой фанеры, из них 155 тыс. м3 придется на российские предприятия. По словам Рязанцевой, наступает год, когда наконец-то производство фанеры будет соизмеримо со спросом, и мы уйдем от перепроизводства 2017 года. Сегодня маркетинговая политика «Сегежа Групп» делает ставку не на коммодити, а на нишевые сегменты и конечного потребителя. Самые маржинальные рынки - это Россия и Европа, поэтому все силы брошены именно сюда, но в компании уже нацелены на североамериканские и азиатские рынки.

По мнению генерального директора ООО «ЭГГЕР Древпродукт Гагарин» Петера Пауля Вайсмайра, в Стратегии развития 2030 было забыто понятие – русский лес: «Забота о лесе, его инфраструктура - слишком мало уделено этому внимания, слишком мало реформ, слишком мало поддержки. Все это постепенно переходит в стоимость сырья, и вот это повышение на 44%, в принципе, может быть, и нормальное, если оно будет равномерным и коснется всех в равной степени». Что же касается экспортного квотирования или запрета на вывоз фанерного кряжа, то Вайсмайр считает, что это хороший шаг для России именно в отношении локализации промышленности, и отличный шанс пойти напрямую к заказчику и клиенту. «Компания «ЭГГЕР» размещается в России с 2005-06 годов, и мы постоянно пытаемся завоевать российский рынок, но, с учетом падения курса рубля, мы видим сейчас хороший шанс и для экспортной политики – это рынки Великобритании, Германии. И российская продукция будет действительно конкурентоспособна на этих рынках», - отметил представитель «Эггер».

По мнению председателя Совета директоров акционерного общества «Красный якорь» Владимира Суруджиева, слабым местом Стратегии 2030 как раз и являются перспективы развития и влияние на общий рынок плитных материалов экологически чистых плит. С их приходом на рынок ситуация может сильно измениться для тех же производителей ДСП, и это нужно учитывать. «Что касается квотирования, я категорически против этого в стратегическом плане, и я объясню почему. Этой зимой предлагаемая мера действительно поможет, и мы как-то ее проживем. Если говорить стратегически, то в ближайшее время вдоль всей китайской границы будут стоять лущилки, и мы получим только минус от сырья. В моем представлении путь другой – это поддержка наших местных производителей, которые сейчас не идут в лиственную делянку. Необходимо вырабатывать меры государственной поддержки, которые заинтересуют заготовителей работать в лиственных делянках», - высказал свое мнение директор «Красного якоря».

Нельзя не отметить выступление в секции плитных материалов заместителя генерального директора ООО «СТОД» Юрия Кузнецова. Сегодня компания «СТОД» производит плиты ОСП (OSB) с показателем Е0. Для этого используется древесина осины, которая не имеет естественного фона формальдегида и изоцианатные смолы. На текущий момент предприятие способно изготавливать плиты ОСП, используя абсолютно все породы древесины. По мнению Кузнецова, введение ставок платы не затруднит работу крупных предприятий, но погубит малый бизнес. Те предприятия, которые занимаются заготовкой максимум 50 тыс. м3 в год и вынуждены работать в любом лесу, просто не переживут такого роста цен, потому что их убытки вырастут в разы. «Таких предприятий, как мы, которые работают с любым сырьем, практически нет в центральном регионе России, - продолжает Кузнецов, - если вы считаете, что мы спасем бюджет России увеличением платы, давайте тогда ее вводить, но ведь реально нет никакой гарантии, что через год ставка не вырастет еще, ведь это повышение мы пережили».

Юрий Кузнецов высказал мнение, что все лесозаготовители боятся именно непредсказуемости развития событий вокруг леса: «В Стратегии 2030 мы проработали развитие плитного производства, но никто не знает, как будет развиваться лесная промышленность. ЛПК занимает 1% ВВП России, а в ЛПК – лесозаготовка занимает 1,7 %, то есть если эту цифру спроецировать на ВВП страны, то это сотые доли процента, но мы хотим с мизерных цифр получить пополнение бюджета».

Заместитель генерального директора ООО «СВЕЗА-Лес» Юрий Кузин считает очень важным моментом то, что на уровне государства предпринимается попытка создания Стратегии развития отрасли. В процессе работы появилась обратная связь с производителями и лесозаготовителями. «Для нас очень важно, чтобы стратегия отражала инструменты регулирования и развития производств, стимулирования активных производителей, как за счет инструментов налогового регулирования, так и субсидирования на различных уровнях», - отметил Кузин.

Что же касается остальных вопросов секции, то Юрий Кузин согласился с мнением большинства присутствующих, поддержав квотирование по диаметрам и отметив, что несогласованность с элементами стратегического регулирования и доминирующая фискальная функция крайне плохо отражается на рынке.

Одним из последних и очень интересных высказываний стало небольшое выступление генерального директора Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России Олега Нумерова. Он поднял вопрос о рациональном использовании лесных ресурсов. «Прежде всего я имею в виду сбор древесных отходов в больших городах и моноцентрах - без этого никуда. В Германии используется до 60% рециклинга древесных отходов. Если мы не создадим в ближайшие годы систему по сбору, кондиционированию и поставкам вторичного ресурса – древесных отходов – у нас все время будет нехватка древесного сырья», - заявил Нумеров.

Реклама