Столяр держится на подставках

Столяр держится на подставках

Источник: РБК

Предприниматель из Сибири Наиль Мингачев успешно производил недорогую мебель, пока не грянул 2014-й. Сейчас основные надежды на дальнейшее развитие бизнеса он связывает с продажами через международную онлайн-площадку.

Наиль Мингачев из сибирского поселка Элита в столярный бизнес шел долго. Отслужил срочную в Афганистане, окончил юрфак Красноярского университета, женился, родил двоих сыновей. В 1990-е и строительством занимался, и мясом торговал, и даже газету пытался делать. «Деньги колебались между «мало» и «совсем нет»: порой их не хватало даже на то, чтобы заправить мой «Москвич», — вспоминает он.

Год, когда пришла мысль заняться производством мебели, Мингачев называет уверенно. В 2004 году он увидел в журнале экспонат московского Пушкинского музея — трюмо с зеркалом на точеных ножках. И подумал: «Красота какая! Хочу такое же». У Наиля не было токарного станка, и он решил сперва сделать его: работая вечерами и по выходным, собрал примитивный станок с мотором от стиральной машины. Аппарат был грубый, но работал, и за две недели Мингачев изготовил копию трюмо. Ему самому оно очень понравилось. «Но было интересно, как люди оценят, — вспоминает Мингачев. — Отвез на рынок, поставил, ловлю взгляды проходящих, кто-то останавливается, расспрашивает. Продал! Целых 300 руб.!» Некоторое время спустя Мингачев увидел свое творение в комиссионном магазине, куда зашел купить подержанный токарный инструмент: «Смотрю, стоит мой столик по цене 1400 руб., и написано, что сделан в Италии. Класс!»

Главный экспонат

Именно этот случай убедил Мингачева, что делать мебель он умеет. Изготовил партию трюмо и частично продал, частично раздарил. В Красноярске его мебель начала пользоваться популярностью, и предприниматель пригласил двух помощников. Поначалу работали лобзиками и пилами, позже приобрели нормальный токарный станок. Много экспериментировали с изделиями и дизайном, благо дерево в Сибири дешевое. В 2008 году у Мингачева было уже девять работников, но система продаж хромала: мебель отдавали на реализацию предпринимателям, имевшим палатки на рынках Красноярска, а если не удавалось договориться, сами становились между рядами.

Предприниматель лично нахваливал свои столики на Центральном рынке Красноярска. Зайдя однажды в располагавшийся неподалеку цветочный павильон, он сделал открытие: оказывается, у местных жительниц пользуются популярностью подставки для цветов, которые тут были в самом скромном ассортименте: одна деревянная модель из Польши, другая, металлическая, — из Китая. Мингачева осенило: вот его золотое дно. Освоить производство подставок было несложно. Правда, цветочные магазины, куда он сдавал их на реализацию, продавали товар слабо. Зато в мебельных, с которыми Наиль начал сотрудничать в 2008 году, подставки уходили в момент. Всего таких магазинов в Красноярске оказалось 15, и почти со всеми компания «Мингачев» сотрудничает и по сей день. В 2012 году многие из этих магазинов делали на мебели «Мингачева» маржу в 70% и даже 100%, самые скромные — 50–60%.

Сама компания добавляла к себестоимости продукции в среднем 60%. Это был золотой век «Мингачева»: в штате компании было 36 человек, без устали делавших мебель, которую продавали уже не только в Красноярске, но и в нескольких других крупных городах Сибири. Мастера уже не работали лобзиками — сперва за 250 тыс. руб. купили небольшой станок с программным управлением, затем, довольные результатами, приобрели за 800 тыс. руб. полноформатный программируемый станок, способный целиком обрабатывать ламинированную древесно-стружечную плиту.

До 2014 года компания освоила ассортимент в 123 модели: одних подставок для цветов было 56, журнальных столиков — 47, да плюс сервировочные и обеденные столы, гладильные доски, табуреты и т.п. Впрочем, лучше всего продавились именно подставки для цветов. «Основные наши покупатели — женщины от 25 до 55 лет, те, кто любит всякие цветочки-ягодки», — говорит Мингачев.

Новая реальность

Однако экономический кризис вынудил пересмотреть и цены, и штат, и ассортимент. Маржу снизили до 10–15%. Персонал тоже пришлось сократить: теперь в компании всего 20 человек, 13 из которых заняты на производстве. Зато сеть продаж сохранить удалось. Сейчас у компании 300 контрагентов, в основном в Сибири — охвачены Красноярск, Иркутск, Новосибирск, Тюмень, Улан-Удэ, Братск.

А вот продвинуться западнее не получилось. Мингачев арендовал в Москве склад и нанял сотрудника, но тот наладить продажи не смог. В течение года компания выгодно сотрудничала с екатеринбургским гипермаркетом «Сима-ленд», но потом сотрудничество было заморожено. Дело в том, что крупные магазины готовы брать мебель лишь по минимальной цене, и когда «Мингачев» стал поставлять свои столики и подставки в фирменных коробках, из-за чего цены поднялись на 10%, «Сима-ленду» это не понравилось.

Кризис сказался и на маркетинге. Если до него компания тратила на продвижение от 70 тыс. руб. в месяц, то сейчас — не более 10 тыс. руб. Чтобы удержать продажи от падения, «Мингачеву» пришлось искать новые каналы сбыта. В 2013 году в поселке наконец-то появился надежный интернет, и «Мингачев» смог открыть интернет-магазин. Сейчас он дает чуть меньше 10% выручки компании, а Наиль продолжает активно осваивать сеть, регистрируясь на других интернет-площадках. Основные инструменты продвижения его мебели — соцсети и холодные звонки.

Когда ловит сеть

Несмотря на трудности, в компании не унывают: в 2016 году ее оборот составил 25 млн руб., чистая прибыль — около 7 млн руб. За прошедший год «Мингачеву» удалось продать около 19 тыс. изделий. Ее хозяин уверен: компании удалось занять свою нишу, в которой она может не опасаться соперничества даже с крупными производителями. «Мы вообще не боимся конкуренции, но не потому, что мы безумны, — уточняет он. — С большими мебельными компаниями мы просто находимся на разных уровнях». А небольшие конкуренты даже начали подражать дизайну цветочных подставок от «Мингачева»: «Нас копируют, и это кое-что значит!»

В июне 2016 года компания открыла свой магазин на AliExpress. «Эта площадка привлекательна тем, что ее знают по всему миру, люди не боятся через нее покупать, — говорит помощник Мингачева Дмитрий Семуков. — И, конечно, она дает большой охват: у нас в день бывает по 3 тыс. уникальных посетителей, никакая другая интернет-площадка даже сопоставимых цифр не дает».

Владелец «Мингачева» надеется, что со временем торговля через площадку будет приносить значительную долю выручки. «Продажи на AliExpress — это единственное, что сейчас растет, — признается Наиль. — Когда весной там стартовали распродажи, были всплески по 95 заказов в день». Среди стран, из которых заказывали мебель «Мингачева», — Израиль, Литва, Финляндия. Всего за год, по расчетам РБК, оборот компании на торговой площадке увеличился до 2 млн руб.

Правда, доставлять мебель за границу накладно. Ее перевозит «Почта России», и порой доставка стоит столько же, сколько сам товар: за столик ценой $125 покупателю в Израиле придется заплатить $250. По России мебель «Мингачева» доставляет грузоперевозчик DPD, услуги которого после введения транспортного сбора подорожали примерно на 70–80%, жалуется предприниматель.

Конкурентное преимущество «Мингачева» — низкие цены: средний чек за изделие составляет 1300 руб. Столик, по уровню дизайна и качеству сопоставимый с теми, что производит его компания, в других интернет-магазинах может стоить на 30–70% дороже. Сам предприниматель говорит, что не гонится за высокими прибылями — делать мебель прежде всего интересно. И гордится социальной ролью своей компании — в небольшом сибирском поселке, значительная часть населения которого кормится случайными заработками, она создает надежные рабочие места.

Возможно, вам это будет интересно