Реклама
На фабрике креатива не меньше, чем в фотографии

На фабрике креатива не меньше, чем в фотографии

Источник: I'MC Дмитрий Ханчин

В мае этого года известный уральский фэшн-фотограф Игорь Усенко приступил к восстановлению производства на мебельной фабрике «Гранит», закрывшейся в прошлом году. Он планирует создать новый бренд, расширить производственную линейку и конкурировать с европейскими фабриками. IMC поговорил с Усенко и узнал, как можно применить опыт фотографа в управлении фабрикой и с кем проще работать — с моделями или с рабочими.

Расскажите об истории этой фабрики — когда она появилась?

— Это предприятие было основано в конце восьмидесятых, в теперешнем виде построено в 93-94-м годах. Генеральным директором был мой отец — Борис Михайлович Усенко. Сейчас мы с партнерами взяли помещение в аренду и даем начало новой жизни фабрики.

Наверное, раньше вы здесь проводили много времени?

— Да, были пленки, на которых я семилетний гуляю на фундаменте здания — правда, сейчас они утеряны. До 2009 года я здесь работал директором по развитию — занимался коммерцией и продажами, развивал сеть по России.

Почему в прошлом году фабрика закрылась?

— Мне кажется, здесь были определенные просчеты в маркетинге, которые мы теперь попытаемся устранить. Сегмент элитных изделий перестал быть настолько актуальным, каким был в нулевые годы. Не хватило расширения ассортимента, и сейчас мы планируем производить двери не только из массива, но и из шпона и других материалов. Плюс тогда было уделено мало внимания интернет-маркетингу — этим вопросом мы тоже займемся.

То есть эта фабрика изначально была заточена под производство элитных товаров?

— Нет, сначала здесь просто делались гарнитуры, которые продавались в обычных магазинах, даже в «Кировском» на Сиреневом бульваре. А к началу нулевых, когда у населения появились какие-то финансовые ресурсы, продукция стала более элитной.

В какой момент вы ушли и почему теперь решили вернуться?

— Я ушел по личным обстоятельствам, писал кандидатскую диссертацию по научной дисциплине «экономика природопользования». Написал, но защитить не успел. Так получилось, что в 2009 году я начал фотографировать для себя, и затянуло. Все стали говорить, что у меня хорошо получается, начали звать в журналы. Я стал посвящать фотографии все больше и больше времени, и это дело переросло в профессию. А сейчас и семья уже большая, и фотография, так скажем, испытывает не самые лучшие времена: рекламные бюджеты за последние пять лет схлопнулись, магазины дорогой одежды закрылись, потребительский спрос на более-менее дорогие бренды упал, и, соответственно, рекламных заказов стало меньше. Если раньше я мог позволить себе отказываться от частных заказов, то сейчас беру их. Это вызывает у меня ощущение, что в фотографии можно двигаться двумя путями. Первый — снижать цены, что не очень хорошо, потому что за 10 лет я наработал определенный опыт и считаю, что в принципе свой заработок заслужил. Второй — уезжать в Москву, потому что основные заказы — бьюти-бренды и другая коммерция — поступают оттуда. Я часто летаю туда на два-три дня, снимаю и возвращаюсь. Но я не готов переезжать туда со своей большой семьей, а один ехать не хочу, потому что у меня трое детей, и я очень люблю с ними проводить время. К тому же, появилось желание делать здесь какое-то по-настоящему больше дело.

На каком сейчас этапе находится восстановление производства?

— Сейчас мы все ремонтируем, обновляем оборудование и делаем образцы новой продукции. Я думаю, что в начале августа мы уже начнем создавать образцы для выставок.

Сколько сейчас человек работают на фабрике?

— Около двадцати человек. Это очень хорошие профессионалы по дереву, они очень ждут, когда мы приступим к массовому производству. В дальнейшем мы планируем задействовать 60-80 рабочих. Очень радостно, что мы можем создавать рабочие места и делать высококачественную продукцию в рамках нашего города. Я всегда хотел развивать что-то здесь, и это немаловажный момент. Как патриот города, в котором я родился и живу, мне хочется, чтобы здесь было, чем гордиться. Думаю, это предприятие сможет стать лицом региона в мебельной промышленности.

А каковы глобальные планы относительно предприятия?

— Мы нацелены начать с дверей, так как вся технологическая цепочка заточена именно на дверное производство, но также в самое ближайшее время планируем производить сейф-двери, кухонные фасады, мягкую мебель. В свое время фабрика делала продукцию для пятнадцати регионов России. В будущем, я думаю, каждый крупный город будет иметь наше представительство или дилера. На данный момент на рынке дверей конкуренция дикая. Но, если присмотреться, есть два-три больших предприятия, которые действительно умеют работать с клиентами и представлять свою продукцию на уровне европейских компаний. Наша задача — конкурировать именно с этими компаниями. Мы будем ориентироваться на лидеров отрасли, и не только российских. В принципе, и в фотографии я всегда шел по тому же пути. Я никогда не смотрел, кто что делает в Екатеринбурге и даже в России, вдохновлялся только работами иностранных фотографов. Благодаря этому получалось идти и уже вдохновлять своими работами других. Здесь то же самое: нужно равняться на лучших в мире. Конечно, мы не сможем сразу встать на один уровень по объемам производства с ведущими мировыми компании, но если мы будем стремиться, то станем на голову выше конкурентов в нашей стране и в ближнем зарубежье.

А фотографией планируете продолжать заниматься?

— На данном этапе здесь ни о каком заработке речь не идет, пока вкладываем силы, энергию, позитив, и фотография остается, и не только как заработок, но и как отдушина. Для меня она всегда была процессом вдохновения и отдыха. Какие-то большие проекты мимо меня проходить не будут. Новый бизнес может стать основной для развития в течение и моей жизни, и жизни детей, но ограничиваться чем-то одним нельзя, в голове всегда должна оставаться свобода мысли.

А каково это вообще — прийти сюда из творческой сферы?

Сейчас здесь креатива не меньше, чем в фотографии. Я стараюсь делегировать все технические полномочия специалистам, которые в этом больше понимают. Себя я позицинирую как человека, который развивает, задает новое направление, вносит инновации и в продукцию, и в возможность реализации этой продукции. Все это доставляет мне больше удовольствие. Но еще больше удовольствия буду получать, когда начнется реализация продукции и мы сможем говорить о каких-то результатах.

А какие-то пересечения между фотографией и фабрикой возможны?

— Это совершенно разные ниши. Можно, конечно, привести сюда моделей и пофотографировать на производстве, но мне кажется, это не самая лучшая идея.

Кстати, с кем вам легче работать — с моделями или с рабочими?

— Как человек гибкий, я считаю, что могу со всеми найти общий язык. Но, если с моделями я стараюсь быть абсолютно мягким, шутками вызывать улыбки на их лицах, то здесь надо быть пожестче: это мужской коллектив, и надо дать сотрудникам понять, что у нас серьезные задачи, выполнение которых обязательно для всех.

Вы уверены в успехе предприятия?

— У нас сильная команда, сильные партнеры, и, несмотря на то, что экономика страны в упадке, тот объем, который нам нужен, мы сможем продать. Сейчас самый психологически сложный этап, потому что пока мы не приступили к производству: уже очень хочется выпускать и продавать наши изделия, но мы к этому еще готовимся. Совсем скоро мы запустим завод, и все будет хорошо.

Реклама

Возможно, вам это будет интересно